головна » статті

Фарцовка. Проституция

23.05.2019

Полвека назад опасным в идеологическом отношении власти считали прослушивание «радиоголосов», т.е. радиостанций Запада, которые глушились с завидным постоянством и упорством, а сам факт слушания этих передач и попытки рассказать об их содержании окружающим – коллегам по работе, знакомым и т.п. приравнивались согласно тогдашнему законодательству к распространению антисоветской пропаганды (в УК УССР существовала ст. 62-2: антисоветская агитация и пропаганда) и грозили виновному реальными сроками заключения.

Тем не менее население упорно и массово пыталось получить доступ к альтернативной информации. «Крутит он приемник «Грюндик» – ловит, «контра», ФРГ», – пел Владимир Семенович Высоцкий (недостижимой мечтой среднего советского гражданина, вершиной технической мысли были переносные, портативные радиоприемники: западногерманские «Грюндики» и японские «Сони»). Молодежь, несмотря на всю систему государственной идеологической обработки (школа, вуз, общественные организации и т.п.), запугивания жупелом «империалистического агрессора, готового в любой момент развязать войну», интересовалась «радиоголосами», правда, оставаясь в своей массе аполитичной, увлекалась прежде всего модными (и не доступными по той или иной причине в СССР) музыкальными группами.

Об одном из таких случаев рассказывает В.Семеновский. Как он писал, в свое время бывший студент Бердянского пединститута некто Рогозовский часами просиживал возле радиоприемника и слушал «Голос Америки», «Немецкую волну», «Би-Би-Си» «... та інші радіотранслятори імперіалістичної пропаганди та пропаганди пекінських шовіністів і агресорів.

На жаль, ніхто з його однокурсників, педагогів своєчасно не осмикнув майбутнього вчителя. Згодом Рогозовський... почав шукати прямих контактів з іноземцями, емігрантами... І довелося з Рогозовським провести не одну бесіду» (речь, возможно, идет о так называемых «профилактических беседах», практикуемых сотрудниками КГБ – прим. авт.). («Південна зоря», 08.08.1979 г.).

Достаточно не ясной представляется история с некой «стильной компанией», о которой рассказывала газета «За комунізм». Возможно, что эта группа представляла собой зачаток протестного, оппозиционного движения. Причем, как проговаривается газета, это – одна из таких «стильных компаний». Поэтому нужно было молодых людей публично опозорить, унизить, облить грязью. Однако обратимся к публикации. «С.Чеботарьова,  А. Малагон, В. Кюрчева, Э. Зубчук... учасники цієї компанії намагалися показати своє захоплення літературою і філософією, влаштовуючи з цією метою «літературно-філософські» вечори, які звичайно закінчувалися попойками. Але частіше вечори.... відразу починались з пияцтва.»

«Пияцтво, непристойні танці (наверное, буги-вуги? – прим. авт.), захоплення порнографією». «Малагон не розлучалася з порнографічними фотокартками, показувала їх своїм друзям. Поступово вона дійшла до відкритої розпусти. Про це добре було відомо студенту 5 курсу БДПІ Попову В., але він не погребував запрошувати її до себе на самоті».

Как пишет автор публикации, об этих визитах стало известно в «комсомольском штабе» (по-видимому, имеется в виду штаб отряда помощников милиции, так называемый отряд «дзержинцев»). «Попов злякався і вирішив реабілітуватися, звернувшись до них з проханням покарати  Малагон за її аморальну поведінку...» («За комунізм», 12.04.1959 р.).

Трудно сказать, как сложились судьбы Рогогозовского и Попова, однако из документов, представленных  в авторитетном исследовании «Бердянський (Осипенківський) державний педагогічний інститут (1959-1991 роки). /Упор.: В.М. Константінова, І.І. Лиман. //Матеріали з історії Бердянського державного пед. університету. Том V – Донецьк: Ландон-ХХI, 2012 р., можно сделать вывод, что дипломы об окончании БГПИ они не получили, т.к. в соответствующих списках не значатся.

В уже упоминавшейся статье о несчастном студенте, попавшем в сети коварных подрывных западных радиоголосов, можно найти также информацию о самиздате в нашем городе: Инна Мастерова, баптистка, пользуясь тем, что имела доступ в техникуме виноградарства и виноделия к множительной аппаратуре, пыталась распространять литературу религиозного содержания. («Південна зоря», 08.08.1979 г.).

Самым решительным образом власти пресекали попытки любых несанкционированных контактов с иностранцами, в том числе т. наз. «фарцовку» – т.е. торговлю с зарубежными туристами, моряками с целью приобрести товары, отсутствующие в советских магазинах. Наиболее преследуемым и караемым видом фарцовки была покупка иностранной валюты. Официально это объяснялось опасностью подрыва государственной монополии на импортно-экспортные операции. Хотя, понятно, что покупка 2-3 шариковых ручек или пачки «жвачки» не может нанести урон таможенным сборам. Дело, конечно, заключалось в стремлении не допускать связей советских обывателей с представителями «свободного мира». Автор статьи в газете ярко живописывал, как отдельные граждане Бердянска пьют с иностранными моряками, просят у них разные мелочи, занимаются торговлей в подворотнях и туалетах. За подобную деятельность, запрещенную действующим в то время законодательством, у них милиция конфисковывала купленные вещи и деньги, с них взимался штраф в 50 руб. Отметим, что получившие такое наказание счастливо отделались, т.к. при возбуждении уголовного преследования виновным грозило лишение свободы от 3 до 10 лет с конфискацией имущества.

Эти угрозы не останавливали тех наших земляков, о которых речь шла в выше приведенной публикации. В.Д.Харечко, работник фабрики индпошива, как писала газета, несколько часов ходил по пятам за моряками из Египта и купил 16 карандашей, пачку сигарет и три пачки жевательной резинки, заплатив за все 18 руб. Шофер А.Я.Корж купил у югославского моряка плащ, получив за это год принудительных работ. Покупали у иностранцев шариковые ручки В.И. Фролов и Г.Е.Лавриненко, за что были оштрафованы, а ручки у них конфискованы. Также задерживались бывшие работники порта Якунчиков, Чернышев, рабочий Первомайского завода Колосов и др. Однако были в Бердянске политически сознательные и идеологически подкованные граждане. Так, В.Ф.Буров, рабочий завода «Азовкабель», задержал на автобусной остановке Шевцова, моряка загранплавания, собиравшегося продать заграничный плащ (несколько штук он привез из Швеции); его товар (вероятно, модные в те годы болоньевые плащи) был конфискован, Шевцов оштрафован и списан с судна. («Південна зоря», 21.07.1967 г.). 

В завуалированном виде проблема проституции в Бердянске периода «развитого социализма» прозвучала, пожалуй, впервые в цитированной уже статье В. Семеновского. Речь в ней шла также о некой Елене Болотовой, которая на протяжении двух лет систематически обивала пороги морского порта, ища встречи с иностранцами «...і морально була готова виїхати за кордон» («Південна зоря», 08.08.1979).

Более определенно говорится о том, что для Людмилы Струковой («Стеллы»); Инги Посохиной, Виктории Дудко (учащиеся СПТУ № 4); Наталии Романюк, Наталии Малик, Елизаветы Конкиной (ученицы торгово-кулинарного училища) «...матроси-іноземці стали їх так званими «друзями», такими близькими, що навіть у бійку з суперницями за них не страшно встряти у барі «Космос». («Південна зоря»,  24.04.1985 г.).

В период расцвета перестройки можно было прочитать, что проститутки из группы «Ураган»: 22-летняя Виктория Д.(возможно, та самая бывшая пэтэушница, которая за несколько лет, познав все тонкости второй древнейшей профессии, стала настоящим «мастером»), Элла М., Марина М., Валентина С. работают в ресторане «Бердянск», на турбазе «Парус», в парке им. Шмидта, где знакомятся с иностранными моряками. («Південна зоря»,  12.03.1988 г.). Любопытно, но эту публикацию можно рассматривать как информацию для потенциальных клиентов с указанием мест и имен «девушек с низкой социальной ответственностью».

Вернемся в старое наивное время, на 60 лет назад. Пользуясь отсутствием печатных изданий, фотобуклетов,  путеводителей, открыток с изображением достопримечательностей города, «...ділки-ремісники торгують низькопробними антихудожніми килимками з примітивними зображеннями лебедів на бердянському пляжі, важкотілих русалок на килимках їдко-зеленого кольору (прямо-таки знаменитый сюжет из «Операции Ы...» – прим. авт.), фотографіями на міщанські сюжети з сентиментальними надписами «Не забудь меня» та інші». («Південна зоря»,  05.04.1959 г.).

Сергей  БОРИСОГЛЕБСКИЙ

ОтменитьДобавить комментарий

Реклама