головна » статті

Избежавшие казни

14.11.2019

(Продолжение. Начало 10 октября,  № 41 (17538 ), 17 октября № 42 (17539), 7 ноября  № 45 (17542).

По свидетельству И. Шпитальной: (на снимке) «20 человек исполкома переведены в тюрьму...». («Більшовицька зірка», 25.04.1918 г.).

«...Буш переводит Совет из завода в тюрьму, прекращает выдачу пропусков» («Расстрел 1-го Бердянского Совета», с. 8.).

Тюрьму, как место, где находились арестованные, встречаем также в следующих публикациях: «...вони (депутаты Совета – прим. авт.) були кинуті в тюрму» («Більшовицька зірка», 23.04.1952 г.); «...члени Ради були кинуті в тюрму» («За комунізм»: 25.04.1958 г.; 24.04.1959 г.).

А.А.Лосенко вспоминал: «...все (красногвардейцы – прим. авт.) были направлены в тюрьму». («За власть Советов», с. 254).

«16 человек (оставшихся после побега семерых арестованных – прим. авт.) Дроздовский приказал перевести в тюрьму, распорядился разыскать ... Шпитальную и Клейн». («Азовский вестник», 24.04.1998 г.).

Приведем еще одну версию: «По воспоминаниям старожилов в ночь перед расстрелом члены Совета находились в помещении сель-ской управы». («Энциклопедия Бердянска». Том 4, с. 384).

Любопытные подробности о пребывании арестованных под стражей узнаем из воспоминаний Г.С.Ясинской: «Иду за пропуском (19 апреля в сторожку Азово-Черноморского завода – прим. авт.). В здании Совета хозяйничает штаб. Все знакомые лица: Труман, Мойсей, Баранчик (В.М. Баранчик, меньшевик, бывший редактор газеты «Известия Бердянского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов» с июля по декабрь 1917 года – прим. авт.); Федорков, Киселенко, Буш (Леонид Васильевич Буш – начальник городской милиции – прим. авт.). Пропуск дают неохотно... Иду на завод. Там не пропускают. Хотят выводить отдельных родственников из-под стражи во двор, чтобы не допускать ко всем. Те не выходят..: «если хотите расстрелять, то всех разом, а не каждого отдельно».  Приехал Киселенко. Пропустили. Помещение забито людьми, сидят на полу. Накинулись: «Мы голодны. Прежде всего поесть. Нас  не кормили». Кидаюсь в  город к родственникам, говорю о передачах. Пока успела вернуться и принести из дома, они (т.е. родственники – прим. авт.) уже успели передать. Подхожу к сторожке с едой, меня встречают смехом: «Неси нам.., семечек... 20 апреля снова на заводе. Саша Горбенко пишет письмо к рабочим (известное так называемое «Воззвание...» – прим. авт.). Пишет украдкой, т.к. среди арестованных сидят шпионы. Ходит, украдкой читает членам Совета. Снимаю шляпку, он сворачивает письмо и, осторожно подпоров подкладку, кладет туда письмо... 21 апреля ночью перевели (арестованных – прим. авт.) из завода в тюрьму... В тюрьму не пускают, пропуск обещали на завтра. 23 апреля говорить о пропуске не хотят... 21 апреля утром Зоя (Горбенко – прим. авт.) присылала работника из следственной комиссии передать, что их будут судить... В 6 часов (утра 24.04. – прим. авт.) несу передачу, говорят, что их повели на суд». («Більшовицька зірка», № 80, 1931 г.).

Рассмотрим несколько версий, касающихся факта побега членов Совета из-под стражи. На сайте «Бердянское восстание» говорится: «Несколько арестованных бежали из тюрьмы». В отдельных публикациях указывается более конкретно: «В ночь с 21 на 22 апреля семеро совершили побег». («Энциклопедия Бердянска».   Том 1, с. 154); «7 человек в ночь на 22 апреля совершают побег». («Бердянск. Взгляд через столетия»,          с. 220.). Д. Фистов сообщает более подробно: «22.04 убежали из сторожки 7 человек: М. Нирова, Л. Полякова, И. Шпитальная, Н. Клейн, Л. Рузер, А. Кромберг, Д. Фистов». (Д. Фистов. «Воспоминания...»); «Фистову и Кромбергу удалось бежать из-под стражи». («Південна зоря», 15.12.1987 г.). Они прятались в помещении «Русско-американского механического кооператива». («Азовский вестник», 24.04.1998 г.).

Однако, помимо хрестоматийной цифры «Семь человек» и фамилий лиц, названных Д.Фистовым, появляются по крайней мере еще двое: «...мне (А.А.Лосенко – прим. авт.) удалось бежать из предварительного заключения». («За власть Советов», с. 255); Л.Полякова бежала вместе с Василием Волковым («Південна зоря», 13.11.1968 г.).

Остаются не вполне ясными обстоятельства, связанные с организацией побега. В большинстве источников приходится сталкиваться с обезличенным: «бежали», «убежали», «удалось бежать», «совершили побег» и т.п. В internet-публикации «Бердянское восстание» говорится, что несколько арестованных убежали «с помощью Н. Киселенко».

«19 апреля к арестованным пришли Киселенко и Абольянц и сообщили, что над ними будет проведен общественный суд... Киселенко, поняв, что общественному суду быть не суждено, делает все для спасения арестованных... Киселенко обещал арестованным подготовить баркас, чтобы переправить их в Ейск». («Азовский вестник», 24.04.1998 г.).

Об обстоятельствах ухода из под стражи части арестованных И.Сенченко (на снимке) писал: «Побег их был прост: с ведома часового Степаненко они по одному выходили из сторожки «по нужде» и не возвращались». (И.И.Сенченко «Очерки истории Северного Приазовья»,  ч. II, 1996 г. –    с. 24. (На правах рукописи./Из личного архива С.И.Борисоглебского).

Еще одна версия утверждает: «...7 человек по заданию исполкома... совершают побег». («Бердянск. Взгляд через столетия», с. 220.).

И, наконец, исходя из выше приведенной записки И.Шпитальной: «...я направила остальных (т.е. сбежавших – прим. авт.) к вам», она считала себя причастной к спасению части своих соратников. Уже упоминавшаяся выше Г.Ясинская, не называя общее количество лиц, сумевших выйти на свободу из сторожки, называет еще две фамилии, не приведенные Д.Фистовым: «Несколько человек ушли... Богданов, Шредер и др.». («Більшовицька зірка», № 80. 1931 г.).

Таким образом, к семерым (по свидетельству Фистова), к Лосеву и В.Волкову доставляются еще двое, ушедших из-под ареста, т.е. 11 человек.

Некоторую ясность в отношении судьбы Журкова вносит Ф.Покотило, который утверждал, что Л.В.Буш (следователь считал его одним из руководителей восстания) «...арестовывает и  отправляет в тюрьму (снимок внизу) члена Совета Журкова, работавшего до этого в Цареводаровской волости по заготовке хлеба и который, не получая ответ на свои телеграммы и не зная о положении дел в Бердянске, прибыл туда и был задержан «инвалидами».

Далее он сообщает, что «...Журков (коему дали 50 шомполов)» был освобожден и должен был скрыться из Бердянска. («Расстрел 1-го Бердянского Совета...», с. 6, 12.). Отметим, что в материалах следователя Ф.Покотило нет никаких упоминаний о побеге части арестованных. Также он не называет численности арестованных, говоря о казненных, не указывает М.Г.Файнера. В отношении лиц, избежавших казни (помимо Журкова), Ф.Покотило сообщает: «...Дроздов обещал помиловать оставшихся... Волков, Янютин (гласные Думы)... и жена Тольманса и Полякова освобождены». («Расстрел 1-го Бердянского Совета...», с. 12.). Обратим внимание, что следователь пользуется недостоверной информацией: жена Р.Тольмаца А.А.Тольмац не была арестована.

Еще одну версию о попытках помилования находим в «Материалах о расстреле       1-го Бердянского Совета»: «...меньшевики посылают автомобиль в «Куцую» (утром 24.04 – прим. авт.) к Дроздову с делегацией из председателя Думы Ольшанского и гласного Наймера, кои, приехав туда, начали просить Дроздова о помиловании. Последний ответил им: «Что же вы ранее просили расстрелять, а теперь – помиловать, только вы – штатские, можете так рассуждать, кровь может быть смыта только кровью». («Расстрел 1-го Бердянского Совета», с.11-12).

С большей долей вероятности можно считать такую ситуацию вполне реальной, т.к. подобное отношение к гражданским лицам («штатским») весьма характерно для Дроздовского, так же как и  выражения: «кровь может быть смыта кровью», «два ока за око» и т.п.

Говоря о лицах, избежавших казни, нельзя не упомянуть о самом процессе расстрела. Оговоримся, в настоящей публикации не предусматривается всестороннее и подробное описание всех обстоятельств расстрела. Эта тема требует отдельного и глубокого рассмотренная. Поэтому ограничимся двумя, на наш взгляд, наиболее спорными фактами: дата и время экзекуции и количество казненных.

Известно, что хрестоматийной датой гибели членов Совета называется 24 апреля 1918 года, которая приводится во многочисленных справочниках и иных краеведческих материалах. «В ніч з 23 по 24 квітня ватажки заколоту видали членів Ради... Дроздовському...». Дроздовцы вывезли «...о другій годині дня  (24.04 – прим авт.) заарештованих в с. Куце» («Південна зоря», 21.01.1968 г.). «24 квітня вони ( члены Совета – прим. авт.) були віддані дроздовцям і  цей же день офіцери розстреляли членів Ради». («За коммунизм», 20.10.1957 г.). 24 апреля на рассвете дроздовцы вошли в Бердянск; руководители мятежа «...негайно передали арештованих членів Бердянської Ради Дроздовському. Карателі тут же вивели їх в с. Куце» и расстреляли. («Південна зоря», 3.09.1965 г.).

Обратим внимание на следующую публикацию в авторитетном научном издании: «23 квітня... керівники заколоту... негайно передали членів Ради дроздовцям, які вивезли заарештованих до Куцої Балки і там вчинили... розправу». («Історія міст і сіл УРСР. Запорізька область», с. 122). Здесь любопытно  выражение «Негайно», применительно к дате «23 квітня», а также, что не указывается общепринятая дата расстрела «24.04». Таким образом, исходя из контекста приведенной цитаты, эта дата ставится под определенное сомнение (ниже приведем свидетельство М.Г.Дроздовского): «Днем (23.04 – прим. авт.) инвалиды (имеется в виду руководство «Союза инвалидов» – прим. авт.)... просили передать их нам... (т.е. дроздовцам – прим. авт.). Перед возвращением к себе, в Куцую (вечер, 23.04 – прим. авт.) поймал меня австрийский гауптман: по распоряжению Рады все деятели большевизма должны арестовываться и отправляться на специальный суд в Одессу. Мы не можем казнить, ...он обязан заявить настоятельно: комиссаров, еще не казненных, передать ему; дружески переговорили, и так как все, кого нужно было казнить, были уже на том свете, конечно, обязательно согласился исполнить все... «Два ока за око». (М.Дроздовский. «Дневник», запись за 11.04 (24.04.).1918 г.).

Воздержимся от комментариев относительно явно циничного поведения русского офицера: «...обязательно согласился исполнить все», подчеркнем лишь следующие слова: «...все, кого нужно было казнить, были уже на том свете», сказанные вечером 23 апреля (т.е. жизнь леворадикалов из Бердян-ского уездного Совета по свидетельству одного из главных и непосредственных участников событий оборвалась 23 апреля в результате казни). Однако, по всей видимости, М.Дроздовский мог ошибиться в датировании своих записей. Подчеркнем, что это единственное, пусть и косвенное, признание М.Дроздовским факта расстрела бердянских депутатов.

А Абольянц в своих воспоминаниях также избегает упоминания об этом событии. Впрочем, такая «забывчивость» понятна: не гоже русскому офицеру гордиться убийством безоружных штатских, тем более, что среди них три женщины, а двое, согласно законам Российской империи – несовершеннолетние.

М.Дроздовский завершает запись в дневнике сакраментальной фразой, которой автор часто подводит итог экзекуциям над своими политическими противниками, перефразируя библейскую формулу закона возмездия: «Два ока за око», как бы ставя себя если не выше, то хотя бы наравне с ветхозаветным Богом.

Противоречивые данные встречаем относительно времени расправы: «...в 6 часов вечера 24 апреля белогвардейцы увозят членов Совета в с. Куцое, где расстреливают». («Приморская степь», 01.02.1963 г.). «Ввечері цього дня (24.04 – прим. авт.) біля с. Куце розстріляли» («Приморская степь», 24.04.1963 г.). «Теплий квітневий вечір. Багряні промені сонця косо падають на землю». (Картина «Расстрел Первого Бердянского Совета»).

Еще одна версия: «Сонячний весняний день...». («Південна зоря», 24.04.1968 г.); «Був теплий квітневий день, а їх везли на страту». («Південна зоря», 14.11.1969 г.).

По воспоминаниям В.А. Полонского: «Пленные связисты рассказали, что члены 1-го Бердянского Совета были расстреляны ...в 5 часов утра 24 апреля» («Більшовицька зірка», 25.04.1947 г.). 24 апреля утром «білогвардійці влаштували... пародію на суд». (А.В. Петерс, директор краеведческого музея, «Більшовицька зірка», 25.04.1948 г.). «Утром 24 апреля расстреляли 19 человек, арестованных 18 апреля («Більшовицька зірка», 23.04.1950 г.). «24 апреля в 6 утра комиссары были расстреляны» («Бердянск. Взгляд через столетия», с. 221). «24 апреля арестованных вывезли в с. Куцое и  в 6 часов утра расстреляли». («Энциклопедия Бердянска». Том 1, с. 154).

Не менее противоречивыми являются сведения о количестве погибших на окраине с. Ивановка: 24 апреля расстреляли 19 «руководителей Бердянского Совета» («За комунізм», 24.04. 1959 г.); «24 апреля 1918 г. в Куцей Балке... расстреляли Бердянский ревком в количестве 19 человек». («За власть Советов» – с. 255).

Подчеркнем, что «19 человек» – наиболее часто упоминаемое число расстрелянных. В 1967 году в газете «Південна зоря» от 18.11.1967 г. появляется информация о «двадцатом погибшем от рук дроздовцев», – Г.А.Решетникове. Однако приводятся и другие данные: так, Дм. Никольский, член Бердянского Совета, избежавший казни, говорит о «...загиблих 22 членах Першої Ради» («Більшовицька зірка», № 77. 1931 г.); «...п’яні білобандити забрали з тюрми 23 чоловіки, арештованих і повезли в с. Куцое» («Більшовицька зірка», 23.04.1952 г.);

По данным Ф. Покотило: «...был вынесен смертный приговор 16-ти человекам: Дюмину, З. и А. Горбенко, Гринштейну, Смекалову, Введенскому, Рогову, Вильнеру, Динару, Азоль, Киорпе, Козлову, Винокуренко, Шпитальной, Мазину и Егорову, вскоре еще были расстреляны Воронков и Клейн» («Расстрел 1-го Бердянского Совета», с. 11-12). Заметим, что «Динар» и «Азоль» – это К.Динер и А.Озоль, кроме того в числе расстрелянных не указан М.Г.Файнер.

Сотрудница музея Н.Пирожкова сообщает, что на памятнике погибшим членам Бердянского Совета на городском кладбище помещены 23 фамилии. («Приморський степ», 03.09.1963 г.).

 

(Продолжение следует).

Сергей  БОРИСОГЛЕБСКИЙ

ОтменитьДобавить комментарий

Реклама