головна » статті

Море в сердце моем…

30.05.2019

 «Свою профессию лоцмана я любил больше всех остальных».                                                                                                                                                                                             Марк Твен.

 Профессия лоцмана всегда носила ореол некоего таинства, особых знаний и способностей. Эти представления подкреплялись тем, что многие лоцманы считаются, и вполне справедливо, неординарными личностями, мужественными  и отважными. Согласитесь, как сильно нужно любить свою профессию, чтобы в любое время суток, в сложных метеоусловиях выполнить проводку судна, тем самым обеспечить ритмическую работу всего коллектива морского порта. 

Лоцман, он ведь первый до открытия границы поднимается на борт, последним, после ее закрытия, сходит с судна. Не по парадному, а по штормовому трапу, не с берега, а с борта неприспособленного к этому судна. «Главное в работе лоцмана – найти общий язык с капитанами судов, правильно оценить маневренные элементы судна, маневрировать, учитывая метеорологические условия», – так кратко объяснял свою работу лоцманом  ветеран-портовик Валентин Петрович Надточий.

Его мнение  во многом совпадает с мнением другого, наверное, самого знаменитого лоцмана мира Самюэля Клеменса, более известного под именем Марк Твен. Известный американский писатель говорил: «Есть одна способность, которую лоцман должен в себе непрестанно воспитывать, пока она не достигнет абсолютного совершенства. Эта способность – память. Он не должен допускать, чтобы ему казалось то или иное, он должен знать наверняка, потому что судовождение – одна из точнейших наук. Вот еще два качества, даже более высокого порядка, которые он также должен иметь: он должен  быстро соображать, быстро принимать решения и проявлять хладнокровную, спокойную отвагу, непоколебимую при любых опасностях. Если у человека для начала есть капля храбрости, он, став лоцманом, не будет теряться ни при каком бедствии, угрожающем его судну…». И ему можно верить, так как лоцманскому делу  знаменитый писатель обучался, будучи  еще «щенком», так тогда называли помощника лоцмана. Позднее Марк Твен утверждал, что, плавая лоцманом, «он узнал и изучил все вообразимые типы человеческой натуры, какие только возможно встретить в художественной, биографической и исторической литературе». Это была важная глава его жизни. Твен гордился своей профессией лоцмана.

В Бердянском морском порту товарищество лоцманов было впервые создано в 1907 году и состояло из двух человек – штурмана 1 разряда Дмитрия Ткаченко и капитана 4 разряда Митрофана Манько, и находилось в подчинении Азовского товарищества лоцманов под началом отставного генерал-майора Эйхена. По прошествии нескольких лет количественный состав Бердянского товарищества лоцманов особо не изменился, их было три человека: староста-     лоцман (фамилия не сохранилась), капитан малого плавания Ф.П.Перио и лоцман Азовского моря В.Е Милас. Если о В.Е.Миласе нет никаких сведений, то определенный интерес вызывает семья Паоло Перио – выходцев с Апеннинского полуострова. В Бердянске они проживали с 1881 года, опытнейшими моряками считались сыновья Паоло: Доменик и Франц. Во время февральской революции 1917 года Доменик (Демьян) Перио работал в морском порту Бердянска портовым надзирателем, позже лоцманом, а в годы  гражданской войны – капитаном порта с совмещением обязанностей лоцмана. Его брат Франц также работал капитаном на портовских буксирах и исполнял обязанности лоцмана. В «Отчете о состоянии и деятельности Бердянского торгового порта за 1923 год» отмечается, что проводкой судов к причалам ведал капитан порта, так как в тот период времени в Бердянском морском порту лоцманской службы как таковой не было.

Возможно, этим объясняется, что в двадцатых годах прошлого столетия в морском порту подобралась целая плеяда опытнейших моряков, например: Миклухин Федор Павлович – капитан катера «Мария «Алексис», Томас Лаврентьевич Цингарелли – капитан катера «Петроль», Нордио Алексей Анатольевич и Губский Алексей Игнатьевич – сменные капитаны катера «Кемь». О последнем рассказывал ветеран-портовик Матвей Маркович Копп: «Знаю, что Губский плавал  капитаном на парусных и паровых судах за границу. В 20-30-х годах (имеется в виду 20 век) был капитаном порта и уважаемым всеми моряками. Одновременно был и лоцманом. Свободно изъяснялся с англичанами, греками и итальянцами. Преподавал на курсах шкиперов. Жил на улице Горького, недалеко от Звягинцева». В экспозиции музея морского порта есть фотография буксирного катера «Кемь», где среди изображенной группы работников порта находится лоцман Губский Алексей Игнатьевич.

Одним из довоенных уважаемых моряков в Бердянском морском порту был лоцман Виталий Макарский – человек, сумевший найти свое призвание и  уверенно шедший по жизни. Свыше тридцати лет работы в море – и  ни одного взыскания! Зато благодарностей, грамот и других поощрений на десятерых хватит. 

Заметную роль  в послевоенной истории лоцманской службы Бердянского морского порта сыграл его сын – военный лоцман Евгений  Витальевич Макарский, который в годы войны и после проводил транспортные суда и военные корабли по фарватерам среди минных полей Азовского и Черного морей. Начиная с 1950 года и в течение долгих двенадцати лет он был единственным лоцманом в Бердянском морском порту. Затем пришли в службу отличные мастера своего дела – Ефимов Владимир Николаевич, Виницкий Владимир Алексеевич, Куянцев Ростислав Павлович, Надточий Валентин Петрович.

Казалось, о романтичной, но непростой и сложной работе лоцмана должно быть написано немало книг. Но, увы, отдавая профессии лоцмана глубокую симпатию и уважение, в литературе о ней почти не упоминается.  Даже Марк Твен писал: «Я так подробно, как настоящую науку, рассматриваю лоцманское дело потому, что мне хочется самым наглядным, самым подробным образом показать вам, насколько эта наука чудесна. Я чувствую себя вправе так распространяться об этой великой науке, потому что из людей, водивших корабли, а следовательно, практически знающих лоцманское дело, наверное, еще никто не написал  о нем ни слова».

Ныне же есть возможность рассказать о лоцманах, которые в любых условиях, иногда только по им одним известным ориентирам да по интуиции осуществляют проводку судов к причалам Бердянского морского порта. Например, небольшая информация о бердянских лоцманах помещена в книге «Морские ворота Бердянска» (авторы Шаульский Н.С., Третьяков А.Л., Алексеев Л.Ф.): «Маяк подводит судно к порту, но ввести его в порт может только один человек – лоцман. «Судно просит лоцмана!» – этот сигнал означает, что судно должно пройти, может быть, наиболее сложный участок своего пути, где капитану нужна и важна помощь человека, знающего особенности местных условий плавания».

Хорошую, добрую  человеческую память о себе оставил опытный моряк Ростислав Павлович Куянцев. Его знали многие капитаны судов,  швартовавшихся  у   причалов Бердянского морского порта. Капитан греческого судна «Мессала», например, всегда радировал перед заходом в Бердянский порт: «Пришлите моего лоцмана», имея в виду именно Ростислава Павловича. В должности лоцмана в Бердянском морском порту потомственный моряк проработал около десяти лет, а до этого более тридцати лет провел на Тихом океане, несколько десятков раз проводил он суда в порты  Северной Америки. Это было в грозные годы Второй мировой войны, тогда  на Дальнем Востоке хозяйничали японские милитаристы. Чтобы пришвартоваться к причалам американских портов, Ростислав Павлович порой заводил суда в ночную темень. Американцам оставалось только высказывать слова восхищения от умелых действий капитана Куянцева. 

 

Растет и развивается Бердянский морской торговый порт, а значит, с каждым годом увеличивается количество лоцманских проводок. И каждое судно, будь оно большим или малым, днем или ночью, в ясную погоду и в шторм надо завести в порт целым и невредимым. Достаточно привести один пример. «В феврале 1979 года к причалам Бердянского морского порта подходил теплоход «Сергей Гусев». Встречным курсом шел ледокол «Капитан Касалапов». Ветер усилился до 4 баллов, видимость упала до 500 метров, вокруг сплошной лед, все «сигары» – оградительные буи – оказались подо льдом. Теплоход «Сергей Гусев» вынужден был встать на якорь. Несколько раз выходил на лоцманском катере Р.П.Куянцев в помощь лоцману В.З.Мельникову, но ввести теплоход в порт не удавалось. В это время подошел к порту и лег в дрейф еще один теплоход – «Флорешты». Туман с наступлением рассвета не рассеивался, видимость практически не улучшалась. В таких условиях надо было в буквальном смысле сидеть у моря  и ждать погоды. Но ведь терялось драгоценное время, простой суда – это огромные потери. И лоцманы нашли выход: в район канала вывели мотоботы и буксиры, которые стали своеобразными ориентирами, и при помощи радиолокаторов и других приборов, суда были благополучно проведены. Так, благодаря  высокому мастерству капитанов проводимых судов, а также находчивости лоцманов, операция по проводке прошла успешно».

В изданной к 150-летию Бердянского морского порта книге «Морские ворота Бердянска» называется имя заместителя начальника порта, капитана порта Романенко Игоря Борисовича, руководившего тогда лоцманской службой и инспекцией. Игорь Борисович опытный моряк, окончивший Одесский институт инженеров морского флота, в свое время в Дальневосточном пароходстве был капитаном крупнотоннажного судна. Что отличало капитана порта Игоря Борисовича Романенко? Высокий профессионализм, глубокие теоретические знания, коммуникабельность (далеко не последнее дело для моряка). Под стать капитану порта был его заместитель Магала Сергей Никифорович, работавший в порту Бердянска с 1962 года. Плавая штурманом и старшим штурманом на судах торгового флота и китобойной флотилии, С.Н.Магала побывал во многих портах Северной и Южной Америки, Азии, Африки. Плавал во всех океанах, проходил не однажды Северный морской путь, проводил суда через Суэцкий и Панамский  каналы.

Своим огромнейшим опытом всегда делился с молодыми работниками инспекции портового надзора старший лоцман Орличенко Константин Иванович. Потомственный портовик (семья Орличенко в Бердянском порту работает с далеких еще дореволюционных времен, считай более века), Константин Иванович постоянно снижал время лоцманской операции, не имея при этом нарушений и аварий. На вопрос, бывали ли нарекания на лоцманскую службу Бердянского порта, старший лоцман всегда отвечал спокойно и уверенно: «Нет, не было», хотя все прекрасно знают, что подходный канал к Бердянскому порту в навигационном плане достаточно сложный – суда идут по каналу, вокруг которого расположены отмели. Для захода в порт нужно сделать два сложных разворота под углом в девяносто градусов. И если учесть, что с каждым годом размер судов увеличивается, то даже неспециалисту ясно, насколько сложна и ответственна работа лоцманов.  

В должности лоцмана достойно проявил себя опытный моряк Надточий Валентин Петрович, его стаж работы в порту свыше 35 лет. Не раз капитаны теплоходов просили передать благодарность и поощрить старшего лоцмана Надточия за отличную организацию лоцманской проводки судна в порт при сложных гидрометеоусловиях. За свою лоцманскую карьеру бердянский лоцман сделал тысячи проводок. В свое время на вопрос, какая проводка запомнилась больше всего, он отвечал примерно так: «Если ничего не запомнилось – значит, работа выполнена хорошо».

Старшими лоцманами работали В.А.Григорьев, Ю.И. Кузьменко, А.Вовнянко. Лоцманами трудились Г.П.Станчев, П.П.Светин, А.П.Мельник, В.П.Проскуряков. В Бердянском морском торговом порту лоцманская служба продолжала находиться в составе порта до 2004 года и состояла из старшего лоцмана П.Н.Первухина, лоцманов Ф.С.Евтушенко, В.В.Бабака, А.О.Деева, С.М.Матева, С.А. Вареника.

«Капитан видит в лоцмане незаменимого советчика, который помогает своими знаниями и опытом благополучно завершить или начать плавание» – так сказано о лоцманах в книге «Морская лоцманская служба». Спокоен, искусен лоцман – и на мостике все хорошо. Но едва уловит капитан в действиях лоцмана малейшую неуверенность, нерешительность – и исчезнет установившийся и такой необходимый контакт между главой экипажа и его временным помощником. Трудными становятся тогда для всех эти последние, считанные мили до причала.

Лоцманской службе в Бердянском морском порту более века. Отдавая дань уважения всем, кто стоял и стоит сегодня на мостиках судов рядом с капитанами, указывая безопасный путь к причалам морского торгового порта, завершаем словами знаменитого лоцмана всего мира Марка Твена: «Настоящий лоцман гордится своей профессией не меньше любого короля».

Евгений Денисов, заведующий музеем Бердянского морского торгового порта.

Гость 30 май 2019 в 15:47 # Ответить
А Полищук Анатолий , проработавший 50 лет в порту тоже был лоцманом ? Ему сейчас где то под 80 !
Живёт на Курортной !

ОтменитьДобавить комментарий

Реклама