головна » статті

Мы сами строители своей жизни

12.08.2019

Екатерина Марченко представитель Украины в палате местных властей Конгресса местных и региональных властей Совета Европы, заместитель директора Бердянского морского порта, кандидат экономических наук, депутат Бердянского городского совета.

Родилась  2 июля 1979 года в Бердянске. С отличием окончила Азовский лицей, в 2001 году – Азовский региональный институт управления при Запорожском государственном университете по специальности «менеджер внешнеэкономической деятельности». В 2003 году – дипломированная выпускница программы «Строительство гражданского общества и поддержка развития малого и среднего бизнеса» (штат Мичиган, США).

В 2003-2006 гг. – аспирантка кафедры «Международная экономика» Донецкого Национального университета. В 2010 году окончила Бердянский университет менеджмента и бизнеса по специальности «право».

В 2010 году защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук по специальности «Мировое хозяйство и международные экономические отношения».

С 2018 года – доцент кафедры экономики, предпринимательства и финансов.

Екатерина Валентиновна, Вы представляете Украину в Конгрессе Совета Европы,  расскажите об украинской делегации и о своем участии в ней.

–  Точнее сказать, в палате местных властей Конгресса местных и региональных властей Совета Европы. В Совете Европы две палаты – местных и региональных властей. От Украины в них входят 12 человек: в каждой палате по шесть. Наша делегация была сформирована в 2016 году. Я вхожу в состав основных делегатов. В Совете Европы существует деление по партийным группам. Их всего четыре: Европейская народная партия (EPP / CCE), социалисты (SOC), независимые и либеральные демократы (ILDG), Европейские консерваторы и реформаторы (ECR). Я вхожу в одну из многочисленных групп – это фракция Социалистической партии. Кроме того, в составе Совета Европы есть несколько комитетов. Я вхожу в состав мониторингового комитета.

– Как долго Вы будете представлять Украину в Совете Европы?

– Полномочия делегатов равны нашим полномочиям в стране, то есть пока у нас есть действующий мандат на территории Украины, то есть до 2020 года.

– А каким образом формируется состав делегации?

– Должны соблюдаться гендерный вопрос (минимум сорок процентов женщин), разнопартийность и должно быть представление разных географических регионов страны. Украинская делегация оптимально сформирована, то есть достаточное количество женщин и у нас есть депутаты с Волыни, Закарпатья, Харькова, Днепра, Киева, я – из Бердянска.

– В чем состоит Ваша работа как представителя мониторингового комитета? Что именно вы мониторите?

– Комитеты всегда заседают минимум три раза в год, два из которых – перед сессиями Совета Европы. На этих комитетах всегда рассматриваются доклады, сделанные за межсессионный период. Работа мониторингового комитета – это в том числе наблюдение за местными выборами в разных странах. Именно местными, то есть Конгресс местных и региональных властей Совета Европы не наблюдает за выборами в Верховную Раду, парламенты других стран.

– Какой-то период обучения для украинских депутатов был? Может, у вас есть помощники?

–  Нет, делегация сформирована из достаточно здравомыслящих людей. Перед каждой сессией мы проходим инструктажи. Еще до того, как мы были включены в состав, участвовали в собеседовании, также один из критериев – владение английским языком. Очень большой объем документов приходится изучать, и все они, естественно, не на украинском языке. Это международный уровень, международные документы.

– Вам дипломаты помогают?

– Есть поле, где участвуют дипломаты, есть поле, где участвуют послы. ПАСЕ и Конгресс – это институции Совета Европы – это то поле, где участвуют выборные органы, и какие бы инструкции не давали нам дипломаты и послы, это поле наше, дипломат за вас ничего не скажет и посол не имеет права. Они могут быть только за вами, но вы – тот человек, который должен убедить мировую общественность – сорок восемь стран – сделать тот или иной шаг. Проголосовать или не проголосовать.

Надо отдать должное, у нас прекрасный секретариат делегации, который вычитывает все документы, пишет свое видение, где есть риски, где желательно выступить и по какому вопросу, где надо переломить ситуацию, то есть ситуация перед каждой сессией анализируется. Мы можем в сжатом виде видеть контекст любого заседания и это делает секретариат.

– К вопросу о преломлении ситуации. Что произошло в Норвегии на заседании комитета Конгресса Совета Европы?

– В начале июля в Осло состоялось заседание мониторингового комитета Конгресса местных и региональных властей Совета Европы, последнее перед осенней сессией. Рассматривали отчет «Местная и региональная демократия в Российской Федерации». Доклад делали англичане и швейцарцы.  Соответствующая резолюция должна быть утверждена на сессии в октябре 2019 года – это было более 70 страниц с цитатами российского законодательства, которое наделяет Севастополь статусом города федерального значения и рассматривает Крым субъектом Российской Федерации!

Казалось бы, принято десяток решений по ситуации в Украине и одно специальное относительно ситуации в Автономной Республике Крым и Севастополе. Именно эти уже принятые решения и стали базой моего доклада, я выступила, призвала до-кладчиков удалить из проекта документа «Местная и региональная демократия в Российской Федерации» какое-либо упоминание о Крыме и о Севастополе. Меня поддержали все (кроме россиян) национальные делегации и проголосовали за соответствующие поправки к проекту документа. 

– Не так давно миссия Совета Европы по наблюдению за местными выборами была в Турции. Вы принимали в ней участие. А как вообще выбирается страна для мониторинга? Насколько сложно стать участником делегации?

– Мониторинговую миссию для наблюдения за местными выборами приглашает страна, в которой эти выборы предполагаются, и Совет Европы формирует делегацию.

Первое и основное требование – это владение английским языком. Необходим опыт в избирательной кампании или мониторинга в предыдущих периодах. Заполняются анкеты и Совет Европы отбирает делегатов, опираясь на полученную информацию, соблюдая, конечно, гендерное равенство и представительство разных стран.

Как правило, в понедельник-вторник мы приезжаем в страну, в воскресенье – выборы. Каждый день, с девяти до шести, график всей делегации четко расписан. До воскресенья мы должны понимать, какая ситуация в стране, какие риски, кто соревнуется. Проходят встречи с представителями негосударственных организаций, масс-медиа, послами разных стран, которые находятся в этой стране. И, естественно, встречи в центральной избирательной комиссии страны. Там вручают удостоверения – бейджи, там же происходит брифинг для понимания нюансов законодательства, процесса голосования. Все это завершается в пятницу вечером, потом из большой делегации формируются димломатические миссии, которые выезжают в разные регионы.

– В какой город Вас «распределили»?

– Из столицы Анкары мы с коллегой полетели в Адану, город-миллионник на юге Турции, где наблюдали за выборами целый день. В обязанности входило посетить минимум пятнадцать избирательных участков, на каждый из них заполнялась отдельная стандартизированная форма. Деятельность наблюдателя строго регламентирована: для того чтобы не было искажения, мы не можем ничего комментировать в контексте данного участка, Совет Европы откомментирует все выборы целиком. Наши отчеты в тот же день нужно было отправить онлайн техническим работникам Совета Европы, которые уже полностью и формируют весь отчет.

– Какие страны вы посетили таким образом?

– Первая моя страна была Финляндия. Там вообще не было никаких вопросов, а члены избирательной комиссии в большинстве своем даже никогда не видели «живого» наблюдателя. С нами хотели сфотографироваться. Все прозрачно, тихо и спокойно, все стандартизировано и компьютеризировано, есть возможность предварительно голосовать онлайн.

Северная Македония. Когда мы ее мониторили, она называлась Бывшая Югославская Республика Македония. Потом у нас была Словения, и весной – Турция. Следующие выборы на носу – в октябре, в Молдове, но не факт, что я попаду в эту миссию. У нас (Украины) с Молдовой есть общие точки соприкосновения в плане границ. Как правило, не сильно приветствуется, чтобы соседи мониторили друг друга.

– И в своей стране Вы не можете наблюдать за местными выборами?

– Конечно, нет. В своей – однозначно нет. Делегация скорее всего будет сформирована из стран, которые даже не соседствуют друг с другом, чтобы быть более объективными.

– Вы хорошо знаете только английский, или еще другие языки?

– Я говорю на русском, украинском и английском. Есть языки, которые я могу слышать и частично понимать. Английский – свободно. В моей работе нужно не только говорить, но и заполнять гору документов, уметь грамотно написать. Вообще, любой язык требует постоянного изучения. Даже не практики, а именно постоянного изучения. Своим студентам университета всегда говорю: учите иностранный, сегодня без иностранного никуда не двинетесь.

Что именно лично Вам  помогло в освоении английского больше всего?

– Большим подспорьем для меня стал мой первый грант. После окончания вуза в 2003 году я оказалась в Штатах на полтора месяца. Тогда произошел резкий прогресс в языке. 

– Что это был за грант? 

– Это был Кеттеринг университет (бывший General Motors Технологический институт). Он занимается подготовкой кадров для Дженерал Моторс, в том числе кадров управляющих, в области STEM (наука, технология, инженерия, математика) и сфер бизнеса.

Я написала заявку. В тот момент нас было десять человек из Украины, которые выиграли этот грант, абсолютно разношерстных и разновозрастных. Нас разбросали в разные семьи, мы жили в семьях, ходили в университет и изучали ту отрасль, в которой были заинтересованы. А сейчас вообще очень много возможностей, особенно для старшеклассников, для студентов. Существует много грантов и программ, достаточно просто покопаться и вы их найдете. Тот, кто стоит перед выбором профессии или перед каким-то ответственным шагом, должен хвататься за любую возможность, чтобы расширить, в первую очередь, свой кругозор.

Какая страна Вам больше всего приглянулась, и если не в Украине, где бы Вы хотели жить?

– Там, где живу. Нельзя говорить, что где-то только хорошо, а где-то плохо. В каждой стране есть свои нюансы. Мы должны помнить о том, что когда въезжаем в страну, видим ее с точки зрения туристической. Вот европейцы, американцы, когда въезжают в Украину, они почти все отсюда восторженные выезжают. Никто еще не сказал: какая ужасная страна. И мы не знаем, какие есть риски в других странах. Что-то хорошо в США, но извините, социальные гарантии у них там оставляют желать лучшего, с точки зрения рабочего времени, с точки зрения отпуска.

 – В сравнении с другими странами, Украина проигрывает? На Ваш взгляд, есть ли у нас будущее?

– Будущее есть всегда. Но начинать нужно прежде всего с себя. Если у нас нет инициативы подмести свой двор, посадить цветок, не мусорить.., о чем говорить? У нас почему-то все хотят, чтобы это сделал кто-то, никто не хочет брать ни инициативу, ни ответственность в собственные руки. Посмотрите, как все это происходит в Польше, Чехии. Они – активные люди, они самоорганизовываются, живут дружными коллективами, прежде всего не гадят возле себя. Мы вот восхищаемся цветами у них на балконах, а их, извините, не ЖЕК же на балконах садит! Если каждый с себя начнет, то, думаю, прогресс – не за горами.

– Если смотреть на любую другую страну в мире с точки зрения туриста, какая Вам больше по душе?

– Я очень люблю Францию, там каждый город – это история, движение, жизнь.

Вот Норвегия – прекрасная страна, я ее проехала от Осло до Бергена всеми видами транспорта. Вы видите и горы, и фьорды, и плывете на кораблике... Прекрасная природа, страна, все красиво, но – не то. Да, я люблю природу, уединение – это хорошо, но максимум на три дня. На четвертый день мне уже нужен социум. Я люблю Париж, люблю посещать Люксембургский парк, Нотр-Дам.

– Вы считаете, мы можем влиять на свою судьбу, или все предопределено заранее?

– Если считать, что все предопределено заранее, то надо просто сесть и вообще не выходить из дома от самого рождения. Понятное дело, что хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах, но с другой стороны – под лежащий камень вода не течет, поэтому между этими двумя пословицами должен быть баланс. Я верю в то, что существуют высшие силы, но все равно мы – строители своей жизни, так или иначе. Всегда есть выбор. Всегда именно вы принимаете решение. То есть это ваше решение – пойти сегодня одной дорогой или остановиться, либо просто ничего не делать. Нельзя говорить, что были такие-то обстоятельства... Да, они были, но решение-то приняли вы.

– Что бы Вы изменили в этом мире, если бы могли?

– Чтобы было меньше человеческой глупости, особенно той, которая ломает судьбы людей или приводит к агрессии, конфликтам, трагическим событиям, войнам....

– Можете описать себя двумя-тремя словами?

– Одна из первых английских пословиц, которую я выучила, была «Никогда не сдавайся» (Never give up). Это хороший залог успеха.

И еще: ни победа, ни поражение не вечны. То есть это вещи, которые сегодня есть, а завтра уже все по-другому. Ничто не вечно. Главное – это стремление двигаться дальше.

Очень печально смотреть на людей, которые получают какую-то власть и очень сильно меняются. Забывают, что все проходит. Нужно просто всегда оставаться людьми. Всегда в жизни есть и победы, и поражения, и нужно помнить об этом.

 На снимке: украинская делегация комитета Конгресса местных и региональных властей Совета Европы, Страсбург, Франция. Апрель 2019 года.

Беседовала

Юлия ТИСЛЕНКО

ОтменитьДобавить комментарий

Реклама