головна » статті

Обновленчество в Приазовье

19.09.2019

После октябрьских событий 1917 года в обществе сложилась непростая ситуация.

Значительная часть православных христиан, принявших сторону революции, были обязаны стать атеистами.

Проблема усложнялась тем обстоятельством, что и в самом духовенстве не было единства. Вспомним об участниках обновленческого движения, возникшего в православии в начале прошлого столетия. В отличие от тихоновцев, обновленцы (живоцерковники) поддержали октябрьскую революцию, выступили за перемены в Православной церкви. В Бердянске и одноименном округе происходили те же самые процессы, что и во всей стране.

Небольшая выдержка из документа, датированного 1923 годом, тому подтверждение: «В силу  целого ряда экономических и политических причин духовенство Бердянского округа было ярко реакционным и поэтому разложение встретило достаточно сильную и объединенную группу… нами взят курс на организацию «Живой церкви», проведено ряд съездов благочинных округов и окружной съезд. Нашей группе противостояла группа во главе со стойким, образованным и хитрым священником Богославским (Богословским), тихоновцем, однако под влиянием нашей работы в городе его авторитет упал среди самого духовенства». Выдержка из информации Бердянского окружного комитета КП(б)У Екатеринославскому губкому партии о борьбе с духовенством положила начало исследованию церковной жизни в нашем крае в 20-х – начале    30-х годов прошлого столетия. До трагического 1937 года, года начала Большого террора, еще было пятнадцать лет.

Действительно, Михаил Константинович Богословский был рукоположен в сан священника архиепископом Таврическим Никодимом (Кротковым) и направлен нести пастырскую службу в окружной город Бердянск. Следует особо подчеркнуть, что отец Михаил сознательно пошел на подобный шаг, хотя мог спокойно устроиться преподавателем педагогики, логики и философии в симферопольских учебных заведениях. Он был прекрасным педагогом, успешно окончил Санкт-Петербургскую духовную академию.

В своей статье «Новомученик за Веру Христову – протоиерей Михаил Богословский»  (газета «Таврида Православная», № 2 за 2001 год) известный православный писатель Николай Доненко пишет: «После революции, когда некоторые священнослужители, не выдержав гонений, слагали с себя сан, учитель гимназии Михаил Богословский поступил иначе, поняв, что в такое тяжелое время народ как никогда нуждается в духовной поддержке и духовном пастыре».

В Бердянске отец Михаил служил в Вознесенском соборе. Православные любили своего пастыря, и он отвечал им любовью на любовь, отеческим вниманием и заботой, молитвой и добрыми делами объединял свою паству. Проповеди говорил просто, ясно, доступно каждому, даже простому и малообразованному человеку. Но в то же время в его словах была сокрыта несомненная мудрость. Продолжает протоиерей Николай Доненко: «В отношении выбранного пути отец Михаил повторил путь первого крымского святого – Климента, епископа Римского, который отказался от богатой жизни римских патрициев и пошел за Веру Христову на мученическую смерть в каменоломнях Инкермана».

Первые месяцы после февральской революции для новой власти были непростыми. Созданные крестьянские советы в первую очередь захватывают церковные земли. «Союз земельных собственников» с тревогой телеграфировал в центр о том, что земельные комитеты приняли постановления о захвате земли. Совет «Бердянского союза священников» сообщает Бердянскому уездному комиссару и просит его «защитить» духовенство сел Обиточного, Астраханки и Нельговки, остановить «аграрные» захваты церковной земли  («Перша Бердянська Рада» Л.Б.Альперович, газета «Більшовицька зірка» за 1941 год, № 91). Развитию «нигилистической опустошенности» (слова Н.Бердяева) способствовал начавшийся после уже октябрьской революции процесс отречения от старого мира, крушения основ старого общества, что привело к разрушению церквей, монастырей, осквернению и уничтожению икон, алтарей, кровопролитию. Бердянск, как в целом все Приазовье, не был исключением в этом печальном явлении разрушения и саморазрушения. Тысячи молодых людей глумились в дни Рождества и Пасхи в десятках городов страны… Примеров можно привести немало:

«Ввиду отсутствия подходящей работы для проведения воскресника во время пасхальных праздников, такового не проводить, а ограничиться постановкой на 1-й день докладов на антирелигиозную тему, а на второй день поставить политсуд над попом» (из протокола заседания Большетокмакского волостного комитета КП(б)У от 5 марта 1923 года (ГАЗО.-ф.п-264 оп.1.-дело 56.-л.40)).

«Поручить Степановской ячейке немедленно усилить работу культурную и антирелигиозную, немедленно очистить от икон церковь, приступив к оборудованию в ней театра, ответственность возложить на т.т. Тенету и Пирогова. Всю работу закончить к 1 августа сего года» (из протокола Цареводаровского райкома КП(б)У о переоборудовании закрытой церкви в селе Степановка под клуб).

Закрытую церковь в селе Нововасильевка (ныне в составе города Бердянска)  до 1934 года использовали под зерносклад, позже переоборудовали под сельский клуб.

Но не везде так было. Показательным свидетельством сохранения церковью своего морального авторитета среди населения может служить текст протокола общего собрания жителей Николаевской волости Бердянского уезда от 14 ноября 1920 года. Собрание рассматривало вопрос об обеспечении церкви топливом на зиму. «Приняли: Николаевскую церковь топливом обеспечить. Но принятие этого решения прошло не единогласно, а «после долгих дебатов».

Интересен документ, датированный апрелем 1920 года – настоятель Покровской церкви протоиерей Сергий Ивацевич просит председателя Бердянского ревкома освободить от трудовой повинности церковного старосту Поликарпа Квитко: «Текущая Страстная неделя, наступающая Пасхальная неделя требуют аккуратного и непременного присутствия церковного старосты за Богослужением в церкви. Отсутствие церковного старосты плачевно сказывается за приходским церковным хозяйством», – пишет отец Сергий. Но ответ председателя ревкома прост: «Отказать».

Автор-составитель М.Польский в своей книге «Новые мученики Российские» (часть 2, Джорданвилль, 1957 г., стр. 175) упоминал бердянских священников Михаила Богословского и Сергия Ивацевича. Если о подвижничестве и мученической кончине священника Михаила Богословского рассказал в своей книге «Новомученики Бердянска» протоиерей Николай Доненко, то, к сожалению, о протоиерее Сергии Ивацевиче информации имелось немного. Тот же автор книги «Новые мученики Российские» очень кратко сообщает: «Протоиерей Сергий Ивацевич, Покровской церкви города Бердянска, умер в ссылке в 1937-38 гг.».

Но жизнь не стоит на месте, новые поиски и исследования дали свой результат – на старом городском кладбище было найдено полуразрушенное надгробие отца Сергия Ивацевича. О чем теперь точно можно утверждать и уверенно говорить, так это о том, что земной путь православного священника завершился в Бердянске в 1931 году, а не в ссылке.

И вот новые  свидетельства о протоиерее Сергии Ивацевиче. В материалах по истории Бердянского государственного педагогического университета  авторы И.Лыман и В.Константинова поместили документы, из которых  можно узнать, когда Бердянск стал родным для священника Сергия Ивацевича. Согласно Циркуляру Одесского учебного округа, протоиерей С.Ивацевич утвержден в должности законоучителя мужской гимназии с 1 августа 1914 года. Подтверждает сказанное письмо попечителя Одесского учебного округа епископу Таврическому и Симферопольскому Димитрию: «Вследствие письма от 15 июля сего года, имею честь уведомить Ваше Преосвященство, что …в должность законоучителя Бердянской мужской гимназии утвержден мною законоучитель Гродненской женской гимназии ведомства учреждений Императрицы Марии священник Ивацевич».

1922 год был непростым в нашей истории, небывалая засуха и как следствие – голод в Поволжье, на юге Украины. В «Известиях ВЦИК» был опубликован Декрет, согласно которому рекомендовалось изымать из церковного имущества те ценности, изъятие которых не может существенно затронуть сам религиозный культ, и передать их в органы Народного комиссариата финансов в фонд помощи голодающим. Патриарх Тихон выступил против этого Декрета и обнародовал послание,  в котором заявил: «Мы не можем одобрить изъятие из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, освященных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается законом вселенской церкви и карается как святотатство – мирянин отлучением от нее, священнослужитель – извержением из сана».

Но декрет вступил в силу. Начались суды над «непослушными» священниками.  В 20-е годы прошлого столетия судили в основном «за сокрытие храмовых ценностей». В тот период арестам подвергся ряд бердянских священников: Михаил Богословский (настоятель Вознесенского собора), Сергий Ивацевич (настоятель Покровского храма), Петр Товаров (настоятель Кирилло-Мефодиевской церкви), Михаил Процедымов. Автор книги о бердянских новомучениках протоиерей Николай Доненко сообщает: «Отец Петр (Товаров) сподобился пострадать за правое дело еще в 1925 году и три месяца провел в тюрьме».

Весной 1923 года состоялся подготовленный обновленцами Поместный Собор. После его проведения началось активное насаждение обновленческих идей и организации ячеек Живой церкви. В книге «Правоохранители и суд Азовской Пальмиры: от царей до вождей» историк В. Карпенко пишет: «Работа бердянских чекистов по созданию Живой церкви была успешной. В 1925 году в Бердянском округе насчитывался 71 приход. …Прихожане обновленцев в большинстве своем были сельскими жителями, и по словам секретаря Бердянского окружного ликвидационного комитета Якимова, «в глубину вероучения не вникают и не понимают разницы».

Больше того, с октября 1924 года в Бердянск назначен обновленческий епископ Михаил (Митрофанов Михаил Эрастович. В 1922-1923 гг. принял обновленчество). Но в Бердянске он не задержится надолго, в феврале 1925 года получит назначение в Киево-Печерскую Лавру. Потом вновь, как обновленческий епископ, вернется в Бердянск, позже будет в Кривом Рогу, Мелитополе, Запорожье. В 1938 году в феврале подвергнется аресту и расстрелу (В.Стойчев «Переслідування православного духовенства в роки «Великого терору»).

Бердянские священники, понимая опасность со стороны обновленцев, дали достойный отпор церковным реформаторам и их антиканоничной «церкви».

Автор книги «Свято-Покровский Собор» Г.В.Горбань пишет: «Если в 1923 году обновленцы объединяли до 70 процентов православных приходов, то через два года уже наблюдалось резкое сокращение - 22 процента, а к 1932 году – всего 14 процентов. …Факт кризиса обновленческой церкви в конце 20-х – начале 30-х годов очевиден».

Многие считают, что репрессии против Православной церкви начались в середине 30-х годов прошлого столетия.  Но на самом деле борьба велась с первых лет новой власти. Причем с каждым годом наблюдалась тенденция ужесточения методов.

Евгений Денисов 

ОтменитьДобавить комментарий

Реклама