головна » статті

Проблемы школьные и скандалы футбольные (1940-1980-е годы)

30.05.2019

Нередко скандальные вопросы и острые проблемы народного образования становились достоянием общественности. О них сообщалось  (в строго дозированном виде) на учительских конференциях, сессиях горсовета, заседаниях исполкома, на страницах местной прессы.

Причем, согласно существовавшей процедуре, лиц, которым предстояло выступить с критическими замечаниями или информацией о негативных моментах, фактах, случаях, определяли устроители этих мероприятий, а тексты их выступлений предварительно цензурировались.

22 июля 1947 года на сессии горсовета с докладом об итогах 1946/47 учебного года и ходе подготовки школ к новому учебному году выступила зав. гороно Л.С.Жукова. «З критикою роботи міськвно виступили: директор 2-ї середньої школи тов. Хоминська, Юрченко – 10 школа; Ковалевська – 7 школа». («Більшовицька зірка», 25.07.1947 г.).

На августовской конференции 1948 года директор НСШ № 7 Я.Я.Шульга заявил: «Міський відділ народної освіти (зав. тов. Жукова)  недостатньо проявляє піклування, щоб забезпечити школу підручниками». Директор средней школы № 1 Д. Фатьянов в августе 1949 года взывает к руководству: «...школа не забезпечена підручниками з хімії, фізики, алгебри, німецької мови, а також для 3-4-х класів. У школі досі немає викладача німецької мови ...зав. міськвідділом народної освіти тов. Жукова, допоможіть нам».

Спустя три года педагоги «піддали справедливій критиці міськвно за недостатню практичну допомогу вчителя». Резкой критике был подвергнут заведующий районо Удод, который проявил «повну безпорадність... і невтручанням його в будівництво школи в с. Осипенко протягом багатьох років, цією роботою керували люди, які розбазарювали будівельні матеріали, займалися окозамилюванням. Врешті багато вже виконаних робіт доводиться переробити знову, і коли  ця школа почне працювати, невідомо». («Більшовицька зірка», 01.07.1949 г.).

В первые послевоенные годы ощущалась острая нехватка элементарных учебных пособий. Возмущенные горожане по этому поводу обращались к властям в стихах:

«Где ж в условиях Осипенко хорошие черные карандаши, перья, бумагу достать.

В магазинах не найдешь даже чернильницу – невыливаек простых.

Карандашей ни химических, ни цветных...

Для младшего возраста должны быть хорошие игрушки,

А не кусок плохо окрашенного дерева под видом пушки». («Більшовицька зірка», 27.07, 20.08.1947 г.).

«Квартирный вопрос» испортил не только москвичей, но и создал немало проблем и в педагогической сфере нашего города. О скандальной истории, в которую оказались втянуты власти предержащие, подробно на страницах газеты рассказал директор Бердянского машиностроительного техникума Н.С.Кофанов. По его словам, техникум испытывал острую нехватку в жилой площади для преподавателей и учащихся: в 1955 году 50 учащихся и 5 преподавателей проживали на съемных квартирах. О сложной жилищной проблеме было известно в горисполкоме, однако никто помощи в техникуме от городских властей не получал. Более того, когда в октябре 1954 года из техникума уволился заместитель директора Никипелый, перейдя на работу в должности заведующего горжилуправлением, он, несмотря на письменное обязательство освободить ведомственную квартиру БМТ, продолжал в ней проживать, а после его выезда из города горжилуправление поселило нового жильца, не имеющего отношения к техникуму. И далее директор писал: «Мої звертання до міськвиконкому... залишились без наслідка. Я скаржився в народний суд і міліцію. Дивну позиція невтручання зайняв і районний прокурор тов. Німець». («За комунізм», 10.08.1955 г.).

Д.У.Фатьянов, назначенный в 1957 году директором школы № 80, «...без дозволу зайняв під квартиру цілий клас, переобладнав його за кошти школи і живе в ньому до цього часу (1960 г. – прим. авт.), не працюючи в школі ось уже два роки». Родители, учащихся, обратившись с жалобой,  заявляли: «Ми, батьки, обурені поведінкою Фатьянова і вимагаємо, щоб він звільнив квартиру. Нашим дітям потрібний клас!». («За комунізм», 16.09.1960 г.).

Время от времени партийное руководство превращало городское собрание учителей в арену охоты на ведьм. Одной из жертв оказался известный педагог Н.Е.Огиенко. Первый секретарь горкома КП Украины В.И.Петрыкин, выступая на августовской конференции 1958 года, гневно обличал: «Але чи може виховувати учнів вчитель історії середньої школи № 5 т. Агіенко (так в тексте – прим. авт.), коли він сам плутається у теоретичних положеннях? Тому й не дивно, що його учні – старшокласники не знають суспільно-економічних формацій, поняття революції, її головного питання тощо. Все це результати того, що окремі вчителі не працюють над підвищенням свого політичного і ділового рівня». («За комунізм», 29.09.1958 г.).

Как по прошествии лет  вспоминал Николай Ерофеевич, вся его вина заключалась в том, что на уроке в присутствии представителей горкома партии он лишь три раза упомянул «отца народов», когда, по мнению проверяющих, надо было имя И.В.Сталина назвать не менее восьми раз. Обратим внимание: речь идет о событиях, происходивших спустя два года после разоблачения «культа личности», а памятник «вождю» был убран из центра города только после ХХI съезда КПСС (январь 1959 года).

При проверке станции юных техников в 1962 году оказалось, что из 150 кружковцев посещали секции менее половины. Кружки автомодельный, кино- и киносъемочный бездействовали, а заработная плата преподавателям выплачивалась за руководство неработающими кружками: налицо – нарушение финансовой дисциплины и хищение бюджетных средств. Директор  станции «г. Каков безпринципово не помічає порушень байдужих викладачів». Авторы публикации пришли к неожиданно  парадоксальному и наивно-утопическому предположению (и потому не могущему быть реализованным на практике): «Зараз... повинна проявлятись безкорисливість радянської людини, в ці дні навчання на станції юних техніків слід організувати на громадських началах». («За комунізм», 29.03.1962 г.). Вероятно, данное предложение было из ряда тех новаций, как магазин без продавца, автобус без кондуктора, бесплатные хлеб и горчица в столовых и т.п.

К счастью, эта авантюра реализована не была, почин не подхватили, а представьте себе: Бердянск зачинатель движения – вначале внешкольная, а затем (чем черт не шутит) и школьная сфера, где применяется бесплатный труд педагогов. Чем не коммунизм в отдельно взятом городе?

Деятельность отдельных «педагогов» вызывала интерес у правоохранительных органов и сопровождалась громкими скандалами в учительской среде. С 1965 по 1969 год в ВШ № 18 учителем музыки был И.В.Тертишников. Директор школы П.Н. Печерин, принимая на работу «не спитав диплома у цього «вчителя», не помітив прогалин у трудовій діяльності «педагога». «Новий вчитель, взнав характер директора, почав показувати і свій. Перед уроком співів він ходив до найближчого ларька і промивав горло, вчитель заходив до класу, тримаючись за стінку». В конечном итоге И.В. Тертишников похитил у буфетчицы школы 127 рублей выручки, которые милиция обнаружила в комнате учителя. Оказалось, что до 1962 года фигурант провел 10 лет в заключении за изнасилование. За кражу в школе «народний суд позбавив І.В.Тертишникова волі на 3 роки». («Південна зоря»,  13.05.1969 года).

Похожая история, правда, без криминального финала, случилась по иронии судьбы с учительницей также музыки СШ № 16 Г.В.Кузьменко, о чем подробно рассказала местная газета (от фигурантки никаких опровержений не поступало). «Де б  не працювала Кузьменко, скрізь виникали конфлікти, проявлялась її моральна неохайність, і в основному на ґрунті привласнення грошей».

Корреспондент сообщала, что  учительница неоднократно, собрав деньги у учащихся на экскурсионные поездки, на подписку на журналы и газеты, присваивала их. «...місцевком (СШ № 16 – прим. авт.) виніс рішення висловити їй недовіру як члену місцевкому, просити профспілкові збори вивести її з комітету профспілки. За втрату авторитету серед вчителів, батьків і учнів просити міськвно не комплектувати її в школі на       1982/83 навч. рік». («За комунізм», 16.10.1982 г.).

Нешуточные страсти периодически вспыхивали на футбольных полях. Характерным периодом таких обострений стало начало 1960-х годов, хотя это время специалисты считают расцветом популярной игры.

Насколько не простой оказалась ситуация, свидетельствуют частые публикации и в местной прессе, две из которых под одним и тем же кричащим заголовком «Хулігани на футбольному полі» («За комунізм», 13.09.1960 год; «Приморський степ», 17.07.1963 год) увидели болельщики с разрывом в три года.

Первый тайм встречи между давними соперниками «Торпедо» и «Энергия» 7 августа 1960 года закончился со счетом 1 : 0 в пользу первомайцев и не предвещал ничего экстраординарного. Однако после перерыва острая игра переросла в грубость, а затем – в неприкрытое и явное хулиганство. «Футболісти «Енергії» Сиромятников і Дмитренко облаяли нецензурними словами суддю, а потім не виконали його наказу покинути поле, на очах у великої кількості глядачів демонстрували свою нахабність і «геройство». Судья вынужден был закончить матч, лишь после вмешательства спортивного начальства встреча была продолжена. «Футболісти продовжували грубіянити, за що торпедівець Філімонов також опинився серед глядачів. Треба було б ще вивести з поля і Самойлова («Енергія»), який весь час відверто бив противників по ногах, валяв їх з ніг. Грубіянив і торпедівець Шмуш». «Вже по декілька разів були дискваліфіковані Сиромятников, Самойлов і Дмитренко, але спортивні і профспілкові керівники заводу «Азовкабель» аж з шкіри лізли, щоб вигородити цих завзятих хуліганів. Створюють навколо «самойлових» ореол незамінності, виховують у них «зіркову» хворобу...».  Газета приходит к неутешительному выводу: «В низових колективах фізкультури не  борються з хуліганством, пияцтвом та іншими аморальними вчинками, що дуже поширені серед футболістів». («За комунізм», 13.09.1960 г.).

5 февраля 1962 года в финальной встрече зимнего первенства города вновь сошлись старые противники: «Торпедо» и «Энергия». «Знову на полі розгорнулася гостра и навіть груба гра. І винний у цьому суддя Сичов, який не зумів приборкати хуліганів і, навпаки, вів себе нетактовно  по відношенню до футболістів». «... окремі хулігани з числа глядачів теж вели себе недостойно: вибігали  на поле, вчиняли бійки між собою, лаялися нецензурними словами». Вина за подобный скандал была возложена на спортивное и профсоюзное руководство «Азовкабеля», которые не обеспечивали порядок на своем стадионе. Городская футбольная секция «за хуліганські вчинки дискваліфікувала торпедівця Філімонова на рік умовно, а Непобедному оголосили догану. Капітан команди  «Торпедо» т. Шмуш усунений від керівництва   командою». («За комунізм», 13.02.1962 г.).

Часто главным действующим лицом скандалов на стадионе становился уже упоминаемый выше судья Сычев. О трагикомическом происшествии на полуфинальной игре кубка Бердянского района талантливо поведал читателям В.Сиренко, в то время еще начинающий литератор. В ходе встречи в сентябре 1962 года на поле с. Андровка между командами колхозов им. Димитрова (с. Андровка) и «Россия» (с. Новопетровка) «бердянский судья первой категории Сычев начал помогать гостям, футболистам из «России»... От судьи так несло перегаром и луком, что хоть одевай противогаз. Такой же «аромат» струился и от ...футболистов из «России». Поведение Сычева, которого обследовали в медучреждении и признали находящимся в состоянии алкогольного опьянения, спровоцировало драки между болельщиками и футболистами и  срыв матча.

«Футболисты колхоза «Россия» перешли в рукопашную, избили одного болельщика, забрали у него ключ от мотоцикла, сели в свою машину и укатили. Судья Сычев остался в больнице без штанов и рубашки... Вечером Сычев в трусах и майке уныло брел по глухим переулкам Андровки». («Приморський степ», 19.09.1962 г.).

По мнению московского судьи-профессионала, состоявшийся 10.07.1963 г. матч между «Торпедо» и «Азовцем» иначе, чем встречей хулиганов на футбольном поле назвать нельзя. От начала и до конца матч проходил грубо с явными хулиганскими выходками отдельных игроков. «Наприклад, футболіст Сиромятников весь час намагався вдарити не по м’ячу, а по ногах противника, а іноді в хід пускав і кулаки». На поле звучала нецензурная  брань, вспыхивали драки. «Цьому потурав суддя Антонов, який нічого не робив, щоб не допустити грубих порушень правил гри».

Редакция, комментируя приведенную выше публикацию, признает, что «Арбітри Антонов, Сичов і Порватов під час судейства часто потурають хуліганам, а іноді і самі поводять себе аморально. Особливо це стосується Сичова... Виховна робота в командах знаходиться на низькому рівні, деякі футболісти порушують режим, пиячать, хуліганять». («Приморський степ», 17.07.1963 г.).

Сергей  БОРИСОГЛЕБСКИЙ 

ОтменитьДобавить комментарий

Реклама