головна » статті

Школьная пора. Неповторима как юность моя

Любимой, родной, единственной и неповторимой в судьбе тысяч бердянцев школе № 5 исполняется 75! Виват, наша “пятая”, виват, дорогие сердцу учителя, те, кому посчастливилось дожить до этой даты, и благодарная память о тех, кого уж с нами нет. Виват всем ученикам, кому сегодня щемят душу воспоминания о школьной жизни, потому что она никогда уже не повторится. Виват вам, юные, кто на пороге новой жизни, и те, кому еще предстоит пройти через тернии к знаниям, а там, возможно, и к звездам, как знать…

К сожалению или к счастью, трудно найти ответ, но не мы выбираем времена, а время выбирает нас. Мое поколение родилось в 20-летний юбилей родной школы. В детский сад нас за руку водили родители во времена хрущевской оттепели, но мы об этом тогда еще ничего не понимали. Десять лет школьной жизни по простому совпадению также облачились в “пятерки”: 1965 – 1975-й. Это были такие разные по смыслу и содержанию, по наполняемости и значимости в истории брежневские времена той великой страны, которую сегодня, как ни крутите пестрый глобус, не найдете. Но мы взрослели вместе с ней, с милым сердцу Бердянском, в котором в экзаменационную пору воздух пьянил ароматом цветущих акаций, а тополиный пух, разносимый весенним ветерком, не вызывал аллергию. Мы твердо знали, что если хочешь учиться, то поступить в институт вполне реально. Мы не строили далеких перспектив, не были какими-то особенными, мы просто были уверены, что наше завтра нас не обманет…
Мы любили и уважали своих учителей. Они давали нам знания сильные, надежные, такие, что могло хватить с запасом на всю жизнь. Наши учителя были с нами допустимо откровенны, иногда до обид строги, но чаще до боли открыты. И когда на уроке обществоведения в 10 классе нам говорил учитель, что пройдет немногим более двух десятилетий и Союз нерушимый республик свободных распадется, не находило у нас особых восприятий, но запомнилось и вспомнилось.
Нет, это не ностальгия по прошлому. Просто сегодня сложно делиться воспоминаниями. Возможно, они и будут кому-то интересны. Дело даже не в этом. Не получается быть равнодушным к юбилею второго родного дома, где пролетело чуточку детства, отрочество и зарождалась юность вместе с первой любовью, симпатиями и неприятием чего-то или кого-то, с развитием мысли, духа, чувства ответственности.
Навсегда в душе и памяти, что передается детям и внукам, первый учитель, учителя в старших классах. Они учили нас читать Букварь, красиво и грамотно писать, любить литературу и почитать царицу наук – математику. Наши учителя путешествовали вместе с нами по странам и континентам, познавали историю всего мира с древнейших времен и по наши дни, обещали, что далеко простирает химия руки свои в дела человече-ские, но никто тогда и не предполагал, насколько это будет далеко и глубоко. Нас учили иностранным языкам, а мы большей частью сопротивлялись этим знаниям, даже не задумываясь, что это ремесло в будущем станет конкретно кормчим. Мы шли в военные, в учителя, во врачи, в инженеры. Это было престижно, это была гарантия будущего. И только в основном из уроков истории мы знали о том, что во времена Владимира Ульянова (Ленина) весьма престижно было получить образование юриста. А понятие царь всея Руси или самодержец было для нас каким-то сказочным персонажем или мифом преданья старины глубокой. В 16 нам было и невдомек, что все повторяется, хорошо забытое становится вновь явью, но уже для других поколений. Для детей из семей среднего класса, то есть большей части однокашников, понятия судов, казнокрадства, хищения госсобственности были из какого-то другого, за гранью существующего мира.
Учителя были одержимы работой, хотя и уставали порой почти до разочарования. Ученики их моментов отчаяния не ощущали. На волнах памяти до сих пор по разным поводам звучат голоса наших первых учителей Придни Любови Ивановны, Чайковской Евгении Ивановны, Кривцун Софьи Ульяновны, строгого, обаятельного и уважаемого директора школы, фронтовика Великой Отечественной войны Бояновича Олега Владимировича. Как вручали октябрят-ские звездочки, почти не помнится. Как мечтали поскорее надеть красный галстук и какое было счастье стать в ряды красногалстучной пионерии, дать клятву перед лицом своих товарищей… С годами галстук надоедало гладить, и мечталось поскорее на форменный фартук или юношеский пиджак приколоть комсомольский значок. Так сменялись школьные годы. Мы были не одиноки в своих  желаниях. Рядом всегда был пример старшеклассников. У нас были вожатые. Их появление в младших классах приравнивалось к празднику. Наши легендарные Саша Бабанин, Людочка Кравец. Они даже мотались с нами после уроков с тачкой, собирая металлолом, и победа была за нами. Они давно уважаемые и известные в городе люди. Депутат горсовета Александр Бабанин. Вся жизнь Людмилы Степановны Кравец (Богословой), начиная с первого класса и по настоящее время, – в стенах одной-единственной в судьбе школы. Она настоящая легенда и, без преувеличений, оберег школы № 5.
Память бережно хранит имена наших учителей Инны Максимовны Карпович, Нины Ивановны Шинкаренко-Гапон, Николая Ерофеевича Огиенко, Марии Николаевны Волкернюк, Тамары Ивановны и Виктора Вадимовича Шевченко, Марии Васильевны Федорец, Марии Петровны Дуловой, Валентины Моисеевны Береговой, Кисарии Прокофьевны Родионовой, Миры Наумовны Орбитайло, Валентины Михайловны Михайличенко, Нины Матвеевны Дибровой, Александры Михайловны Лесечко, Лидии Семеновны Куртевой, Ильи Ильича Шадрина, Анатолия Макаровича Булгакова, Ивана Федотовича Щербины, Владимира Андреевича Савона. Совсем юной, после вуза, не намного старше нас пришла к нам в 9 классе учитель украинского языка и литературы Людмила Васильевна Ясько. Сегодня уважаемый и авторитетный директор школы № 5 Людмила Васильевна Тесленко.
Каждый наш учитель, входя в класс, отдавал свое
сердце ученикам. Они понимали все о каждом из нас, направляя, подсказывая, наставляя. А сколько было интересных путешествий организовано для учеников. Для нас открывали двери в те времена в союзной столице – редакция журнала “Юность”, Союз композиторов СССР, Советский комитет ветеранов войны, городок космонавтов “Звездный”. Мы не знали компьютеров, мобильных телефонов. Мы зачитывались новыми выпусками журнала “Юность” и всем классом сбегали с уроков на новые фильмы в кинотеатрах “Юность” и “Космос”, предварительно выстояв невероятную очередь в кассе за билетами. Практически мы все росли на единых жизненных ценностях. И были они без гламура, светской жизни для подавляющего большинства ровесников той поры. Вместе с аттестатом о среднем мы получали, по сути, монументальное образование. По жизни уже каждый полученным распоряжался как мог, как хотел, как сумел.
Нет, школа той поры, как и тогдашний мир вокруг, однозначно, не идеализируются. Но… было четкое завтра, впереди было, как сейчас принято говорить, прозрачное будущее. И не только потому, что мы были молоды.

Татьяна Забержевская, выпускница школы № 5 1975 года

Carajean 09 авг 2016 в 22:57 # Ответить
..."Is John Tes
..."Is John Tesh still alive? If so, hes gone all these years and not tried to ride the Oprah gravy tronO,&quat;iprah gravy is the nastiest gravy of them all.

ОтменитьДобавить комментарий

Реклама