головна » статті

Сокровища Бердянского кургана

12.03.2020

В конце лета 1977 года в Бердянске появились разговоры, что в пригородном селе Нововасильевка начались раскопки древнего кургана. Дескать, ищут клад.

Опираясь на опыт первопроходцев

Поводом послужила статья «Курган царських скіфів» в местной и единственной в то время газете «Південна зоря» за 9 августа 1977 года, написанная старшим научным сотрудником, кандидатом исторических наук Василием Ивановичем Бидзилей. В археологии он был известен многими экспедициями, ценными находками.

Главным достижением ученого были раскопки в 1969 году скифского кургана «Гаймановая могила». Он возглавил Запорожскую научную археологическую экспедицию Института археологии АН УССР, с которой поехал в «Долину царских скифских курганов» на берегах Днепра в Васильевском районе. Об этих раскопках В.И.Бидзили в 1969–1970 годах писала европейская и мировая печать, в том числе «Курьер ЮНЕСКО», отечественные газеты и журналы. На раскопках этого громадного кургана впервые в практике использовали бульдозеры, грейдеры и шахтные крепления туннелей.

Авторитетный ученый сообщал, что на Бердянщине начала работу Приазовская экспедиция Института археологии Академии наук УССР под руководством кандидата исторических наук Николая Николаевича Чередниченко. Ее заданием было исследование археологических памяток в зоне строительства будущей Приазовской оросительной системы, которая так и не воплотилась в жизнь.

Первым объектом археологов стал курган на южной окраине с. Нововасильевка. Это было громадное сооружение высотой 8 и диаметром свыше 60 метров (на снимке вверху), которое возвышалось в сотне метров от трассы. Курган относился к так называемым скифским царским середины IV века до нашей эры.

Любительские раскопки в 1971 году местными краеведами и хозяйственная деятельность местного совхоза «Таврия» несколько обесценили объект. Но все же давали надежду на будущие ценные находки, скрытые под толщей земли. Положительные прогнозы базировались и на том, что курган находился на землях, где в VII–IV веках до нашей эры, по данным древнегреческого историка Геродота, обитали племена царских скифов – наиболее зажиточного населения Скифии, которое всех иных скифов считало своими рабами  и среди которого выбирались скифские военные и политические деятели.

По мнению В.Бидзили, это население поддерживало постоянные торговые контакты  с античными городами Причерноморья и прежде всего с Пантикапеем (современная Керчь), где были самые крупные античные ювелирные мастерские, поставлявшие свою продукцию в Скифию.

Начиная раскопки, Н.Н.Чередниченко решил использовать опыт своего старшего товарища В.Бидзили. На первом этапе он задействовал землеройную и строительную технику, которую вы видите на верхнем снимке слева. Хотя вначале бы-ли определенные трудности с этими механизмами. Их не хватало, а имеющиеся были изношенными и часто выходили из строя. Нужны были поиски заинтересованных лиц, энтузиастов-помощников.

30 сентября 1977 года в газете «Південна зоря» был опубликован острый сигнал «Невже нікому допомогти?..», подготовленный заведующими отделами издания, членами Общества охраны памятников истории и культуры Николаем Федоренко и автором этих строк. В публикации, в частности, говорилось: «Перші, навіть ще не опрацьовані результати свідчать про величезне значення кургану...

В той же час в археологів багато невирішених справ, які без допомоги відповідних організацій неможливо зробити. Зараз, наприклад, на розкопках необхідний кран – автомобільний або хоча б «Піонер». Один, що стоїть біля ями, часто виходить з ладу. Потрібні лісоматеріали – стовпи довжиною до 6 метрів для кріплення стін.

Вкрай незадовільні умови, в яких живуть наукові співробітники. Їм відвели в Нововасилівці приміщення старої школи, зовсім для житла не придатне. У розбиті шибки віє холоднечею, приміщення сире. Люди мерзнуть, хворіють. До того ж, воно не закривається, сюди можуть зайти всі, кому не лінь. П’янюжки забредають у двір «роздушити пляшечку», а підпивши, пристають до працівників експедиції, заважають у роботі.

Зверталися археологи в Нововасилівську сільраду, в опорний пункт міліції, прохали позбавити від таких «гостей», але допомоги не дочекалися.

Немає в археологів елементарних робочих та побутових умов. Знахідки треба відповідно оформити, розкласти у певному порядку, зберігати, але ніде. У вогких, забруднених кімнатах немає ніякого затишку. У робочий день люди можуть поїсти гарячого в радгоспівській їдальні, у вихідні ж вони харчуються всухом’ятку. Вже кілька днів стукають вони в різні двері, щоб придбати... звичайний балон з газом, але всюди отримують лише обіцянки.

Невже нікому допомогти людям, які виконують надзвичайно відповідальну роботу?».

После публикации откликнулись заинтересованные руководители-энтузиасты и экспедиция получила положительный импульс.

Первые результаты обнадежили

Говоря об экспедиции, отмечу, что кроме опытного Н.Н. Чередниченко, она состояла из молодежи. Среди них был Слава Мурзин, сын заведующей отделом «Новости» областной газеты «Индустриальное Запорожье», позже ответственного секретаря областной организации Национального союза журналистов Украины Майи Константиновны Мурзиной. Она обратилась ко мне с просьбой освещать работу экспедиции не только в «Південній зорі», но и в областной, республиканской печати. Хотя и без такой просьбы с первых дней работы экспедиции местные журналисты охотно посещали раскопки.

На раскопках мне посчастливилось бывать не реже двух раз в неделю: в один из рабочих дней и в один из выходных. По итогам первого летне-осеннего сезона в «Индустриальном Запорожье» 14 сентября 1977 года была опубликована моя иллюстрированная обширная статья «Дары Бердянского кургана», выдержки из которой приведу ниже.

«Кандидат исторических наук Н.Н.Чередниченко рассказал об объекте исследования:

– Еще одна особенность исследуемого кургана – это своеобразная земляная пирамида. Она сложена из земляных брусков в виде самана, каждый длиной 25-30 и  шириной 15-20 сантиметров. Склоны погребения особы, по всей видимости принадлежащей к высшим слоям скифского общества, были обложены камнями. Интересно, что гранит для крепиды привозной, так как близлежащие залежи находятся в 30 километрах.

Да, немало нового открыто учеными уже в самом начале работы. Лишь вторично после исследования Гаймановой могилы под Запорожьем была обнаружена погребальная дорожка. И впервые в истории археологических раскопок ее можно наблюдать в отлично сохранившемся состоянии. Дорожка, ведущая к месту основного погребения со священной у скифов западной стороны, где совершалась тризна, вымощена хворостом и прикрыта камкой. Стенки ее также обложены камнями.

В камеру основного погребения ведут две входные ямы, которые сейчас  расчищаются. На прошлой неделе было вскрыто боковое погребение под крепидой. Входная яма к нему была завалена камнями.

– Но это не помешало древним грабителям проникнуть в погребение, – рассказывает Николай Николаевич Чередниченко. – Они разрушили костяки женщины и подростка, почти полностью ограбили могилу. Но даже немногочисленные находки представляют большую историческую ценность... Это – расписные глиняные греческие сосуды, костяное веретено, бронзовые и костяные наконечники стрел, несколько бронзовых сосудов, раздавленных землей. Есть изделия из золота – ожерелья, бусы, бляшки. На бляшках изображения животных, растительный орнамент.

Во вскрытом погребении обнаружены два нетронутых тайника. На интересные находки археологи надеются и в будущем, когда начнутся исследования основного погребения.

Несколько слов о работе исследователей. При раскопках используются различные механизмы: бульдозеры, кран и др. Ученым приходится  орудовать и лопатой. А при обнаружении различных предметов и тайников – ножами и кисточками. Представьте себе, какой это труд, если исследуемое погребение находится на глубине до 7 метров (на эту глубину дошли археологи на момент публикации, максимальной – 16 метров достигли в 1978 году – прим. авт.),  а диаметр входной ямы до 3 метров.

Старательно работают на раскопках старший лаборант института Н.В.Ковалев, научный сотрудник В.Н.Зубарт, лаборанты Л.В.Литвинова, Е.Е.Фиалко и другие. Крепежный и горные работы выполняет опытный и квалифицированный шахтер из Днепрорудного М.Ф.Коваленко. Он около 10 лет участвует в раскопках различных курганов.

Большую помощь археологам оказывают... управляющий районным объединением «Сельхозтехника» В.И. Щебетун, заместитель директора завода «Азовкабель» А.Н.Гранкин, директор Обиточинского СПТУ-3 Н.А. Бережной и другие».

Результаты впечатляющие

Поскольку часто доводилось бывать на раскопках, удалось проследить динамику находок. Первые помещались в спичечном коробке, дальше использовалась вместительная шкатулка. Под конец работ только золотых бляшек и других мелких украшений из благородного металла набралось целое ведро. Их насчитали порядка трех тысяч, хотя в некоторых публикациях до сих пор «гуляет» цифра – 30 тысяч.

Позже во время реконструкции из находок воспроизвели цельный узор золотого украшения узды боевого коня, головной убор царицы, золотую оковку оселка (точильного камня), деревянной чаши с золотыми обивками. В искусстве кочевников преобладал «звериный стиль». Скажем, налобник из золотой фольги содержал исполненные методом чеканки три сцены борьбы зверей: грифон и лев раздирают оленей, а в конце – изображение пантеры.

В камере центрального захоронения нашли золотые бляшки с изображением одного из обрядов скифов – братания: двое мужчин склонились над бокалом вина, окропленного кровью. Там же были и интересные бляшки с изображениям сфинксов, а также различной растительности. Все это можно увидеть сегодня в музее исторических драгоценностей Украины в Киеве.

Естественно, не только золотые изделия извлекли археологи из недр кургана. Это уцелевшие амфоры и скифосы, которые зарисовывал старший лаборант Владимир Билозор (снимок вверху). И несколько горстей наконечников для охотничьих стрел, копье, меч  акинак, дротики, бронзовые пояса, боевые секиры, камни для пращи, бронзовые навершия колесницы, ножи, веретено.

Большинство из находок посчастливилось увидеть бердянцам во время выставки «Сокровища Бердянского кургана», которая открылась в местном краеведческом музее 16 марта 1978 года. Богатую экспозицию дополняли рассказы экскурсоводов, встречи с археологами.

Вспоминаю неформальные встречи с участниками экспедиции. Молодые археологи рассказывали о своей работе с неким академическим налетом, придерживаясь официоза, с боязнью ошибиться или высказать свое субъективное мнение, какую-то гипотезу. В то же время руководитель экспедиции Николай Николаевич Чередниченко, человек средних лет, при внешнем спокойствии, неторопливый, излагал материал по-научному точно, но не боялся давать собственные оценки.

Более того, часто к месту вспоминал различные случаи из своей практики от чисто деловых до комических. Его науку, уверен, освоили и ученики. К примеру, Вячеслав Юрьевич Мурзин, позже доктор исторических наук, профессор, лауреат Государственной премии Украины, сам возглавлявший археологические экспедиции, в том числе международные. Одно время он читал курс лекций в Бердянском государственном педагогическом университете.

После знакомства с молодым археологом в далеком 1977 году вторично встретился уже с мэтром интересной прикладной науки через сорок лет в апреле 2017 года. Судьба свела нас в одну палату кардиологического   центра в Запорожье.

Кроме воспоминаний, Вячеслав показал мне свою книгу с не тривиальным названием «Об археологии с улыбкой», которая вышла в свет в 2013 году. Само название говорит о манере повествования, которое касалось вполне серьезных вещей. Уверен, что избранный стиль повествования был подсказан влиянием старшего и опытного коллеги, руководителя, каким был Н.Н.Чередниченко.

Кстати, один из разделов печатного труда посвящен раскопкам Бердянского кургана. В том числе рассказывается и об эпизоде, свидетелем которого мне довелось быть.

Как уже говорилось, при раскопках использовалось шахтное крепление Днепрорудненского железнорудного комбината и различные подъемные механизмы, в том числе и местных предприятий. Большое количество земли из входной ямы, боковых ходов, погребальной  камеры центральной могилы поднимали громадной бадьей слабенького крана «Пионер» – более куба за один прием.

В один из дней с 12-метровой высоты (тогда еще не достигли 16-метрового дна захоронения – прим. авт.) из-за обрыва троса бадья рухнула вниз. К счастью, она только зацепила левый рукав армейского ватника Мурзина. Но сила удара была таковой, что бадья сорвала с молодого человека верхнюю одежду, к счастью, не зацепив саму руку. Стоит ли рассказывать о переполохе на раскопках в тот день, ставший внеочередным выходным из-за прекращения работ.

За несколько дней до описанного события в нашу журналистскую компанию напросилась руководитель городского кинообъединения Валентина Тарасенко. Археологи и посетители для спуска к местам раскопок пользовались лестницами вдоль стен. Так как гостье перед этим сделали операцию по удалению аппендицита, решили ее опустить вниз в этой самой бадье, а затем, естественно, поднять на поверхность. Слава Богу, в тот раз все прошло удачно. А теперь представьте, как она восприняла случай с Вячеславом Мурзиным, о котором мы ей рассказали позже.

К сожалению, Вячеслав Мурзин перед самым новым 2020 годом на 70-м году жизни скоропостижно скончался.

Говоря о завершении работы экспедиции, у археологов, и прежде всего, у Н.Н.Чередниченко, была идея устроить в глубине кургана музей. Там могла быть экспозиция о жизни и быте скифов, часть находок. Но эта идея не нашла поддержки у руководителей города тех лет. Поэтому шахтные крепления разобрали, а бывший курган засыпали землей и разровняли территорию. 

Добавлю, что если в начале раскопок отношение к ним было, мягко говоря, прохладным как со стороны сельчан, так и многих ответственных лиц в городе, то к их окончанию интерес значительно возрос. Нововасильевцы с интересом посещали работы. Быт и снабжение питанием  несколько улучшились.

Интерес к работе разведчиков древностей, конечно, был огромным со стороны работников Бердянского краеведческого музея, коллектив которого в то время уже возглавляла Людмила Федоровна Ноздрина. Кстати, статья о выставке в музее весной 1978 года в газете «Південна зоря» была помещена под совместным авторством Л.Ф.Ноздриной и Н.Н.Чередниченко.  

С милицией был заключен договор на охрану раскопок в ночное время, выходные и праздничные дни. Правоохранители предоставляли и другие услуги в помощь археологам.         

 

Руководитель археологической экспедиции Николай Николаевич ЧЕРЕДНИЧЕНКО (справа) во время раскопок Бердянского кургана с молодыми археологами.

Слева внизу – археологи во время исследования кургана.

В центре – молодые археологи Елена ФИАЛКО, Вячеслав МУРЗИН, Владимир БИЛОЗОР с очередной находкой.

Справа – Вячеслав МУРЗИН (в центре) демонстрирует ценную находку журналистам-«південнозорянцям» Виктору МИХАЙЛИЧЕНКО и Николаю ФЕДОРЕНКО.


Золотые украшения узды боевого коня.


 Расписная чаша из греческого сервиза для вина.

 


Золотые изделия в виде бляшек, пуговиц и других украшений.

 Виктор МИХАЙЛИЧЕНКО

ОтменитьДобавить комментарий

Реклама