головна » статті

Женские судьбы. Нина Шаульская. Памяти мужа

Имя Николая Степановича Шаульского золотыми буквами навсегда вписано в историю Бердянска. Без малого полвека Нина Петровна была женой нашего замечательного земляка, с ним вместе прошла горести и радости, воспитала детей, до-ждалась внуков. Думаю, сегодня читатель впервые увидит Николая Степановича таким, каким знали его самые близкие люди.

Нина Петровна помнит всё, что происходило в тот день, до мельчайших подробностей. Ясный, осенний день 3 ноября 1995 года. Николай Степанович Шаульский уезжает по хозяйственным делам на дачу. Обычно Нина Петровна всегда едет вместе с мужем, но в этот раз её оставляют дома хозяйственные дела. Муж обещал вернуться скоро, но уже стемнело, а его всё нет. Мобильных телефонов тогда не было, связи никакой и, тревожась, Нина Петровна, по-соседски, просит Владимира Петровича Вержиковского поехать с ней на дачу. Всё остальное, как в страшном сне – Николая Степановича они обнаружили сидящим на стуле рядом с выходом без признаков жизни. Сердечный приступ, видимо, был настолько сильным, что он даже не успел достать из кармана нитроглицерин.

Со своим великим сыном Бердянск прощался 5 ноября 1995 года в интерклубе морского порта. Казалось, в этот день пришёл сюда весь город, но Нина Петровна похороны почти не помнит. Это тяжёлое, горькое событие разделило всю её жизнь на до и после.

… Нина родилась в Бердянске в 1927 году. Не только её родители Пётр Миронович и Мария Митрофановна были бердянцами, но и все дедушки-бабушки. Жила семья в Колонии, на 12 линии, рядом со Слободкой.

Папа работал бухгалтером в артели «Рыбсоюз», мама – рабочей овощеводческой бригады курорта Бердянск. Трое сыновей и одна дочка подрастали в дружной семье. Детская память сохранила ощущения страшного голода 1933 года, когда всё время хотелось есть. Шестилетнюю Ниночку родители оставляли на попечение братьев, которые заставляли её есть морковку, растущую у них в огороде. С тех пор Нина Петровна на морковь даже смотреть не может.

В войну их семья так же мыкала горе, как и тысячи бердянских семей. Чтобы выжить, родители пешком ходили в сёла, меняли одежду на кукурузу, а потом дома на крупомолке измельчали её и варили мамалыгу. Горячую мамалыгу разрезали ниткой и, казалось, вкуснее еды не было на свете. В Колонии между домами были канавы, своеобразная дренажная система, поэтому район этот никогда не затапливался. А вот между канавами росла густая, высокая трава, в которой легко можно было спрятаться. Немцы и полицейские, боясь диверсантов, постоянно заставляли людей руками вырывать всю траву. 14-летней девочкой Нине пришлось работать на железной дороге – ломом расчищала она ото льда рельсы, шпалы, а рядом стояли надсмотрщики – с одной стороны немец, с другой – полицай. Когда стали угонять молодёжь в Германию, родители прятали Нину, а вот одного из братьев, Алексея, всё-таки забрали. Позже в Германию изредка разрешалось посылать посылку весом в 250 грамм. Что можно было послать с таким весом? Запомнилось, как мама в ткань зашивала одну тарань и сверху подписывала адрес.

Перед отступлением немцы палили город. Сожгли и их дом, семья еле успела спрятаться в винограднике. Помнит Нина, как шли они по Слободке к дальним родственникам в надежде, что смогут у них приютиться. Почти в каждом дворе стоял плач – расстреляли женщин, детей. Папа помогал людям переносить покойников, как мог, успокаивал их. А у родственников дом тоже сожгли, поэтому пришлось из подручных материалов строить что-то наподобие жилища, в котором первое время после оккупации и жила семья. Вот такая юность выпала на долю Нины Петровны, на долю целого поколения детей войны. Сюжеты жизни были покруче шекспировских пьес.

Позже Нина выучилась, получила специальность бухгалтера и стала работать в артели «Красный рыбак». Здесь и произошла встреча с человеком, впоследствии ставшим её судьбой.

Сразу после освобождения г. Осипенко в сентябре 1943 года 18-летнего Николая Шаульского призвали в армию и отправили на передовую, не выдав ни обмундирования, ни оружия. Расчёт делался на то, что каждый боец должен в бою, в рукопашной схватке добыть себе оружие. В первом бою близ Большой Белозёрки, что под Мелитополем, первым эшелоном встали 40-летние мужчины, фактиче-ски закрыв собою безусых 18-летних мальчишек. Потом, позже, после войны историки и демографы подсчитают, что из поколения этих мальчишек в живых осталось только 3%. Позже орденом Красной звезды Николай Шаульский был удостоен за то, что в бою заменил погибшего командира взвода и повёл бойцов в атаку. Орденами Славы и Великой Отечественной войны был награждён он в последующие военные месяцы.

Вернулся с фронта 20-летний Николай в 1945 году на костылях. Тяжёлое ранение в ноги сделало его инвалидом. Помогло лечение на нашем курорте Бердянск, куда путёвку фронтовику выделил военкомат. Но ещё долгое время он ходил, опираясь на палку.

Кем должен был стать сын рыбаков в гражданской жизни? Конечно же, рыбаком. Хороший организатор, честный и справедливый, Николай Шаульский создаёт молодёжную рыболовецкую бригаду, в которую, кроме него, входили Николай Онищенко, Николай Казачков-ский и другие. Бригада была передовой, комсомольцы в артели задавали тон, а три Николая по жизни так и остались самыми верными друзьями.

Нина и Николай присматривались друг к другу, стали встречаться, а в ноябре 1947 года решили пожениться. Старшее поколение помнит, что в том году весной был голод. Но времена не выбирают, в них просто живут – тем более молодые. Стали готовиться к свадьбе. А как готовиться – ничего нет. Нина пошла к рыбакам и, протягивая деньги, попросила для свадьбы рыбу. Рыбаки, не взяв денег, подарили ей большого, кг на 20, осётра, по-бердянски – красную рыбу. Как несла, а скорее тащила её домой в Колонию худенькая, хрупкая Нина, трудно описать – от бессилия даже слёзы выступали, а потом дома плакала мама, но уже от радости, как представила, сколько всего можно будет приготовить из этой рыбы.

Свадьба на Слободке испокон веку всегда была знаковым событием. Так было и в тот раз – гуляла не только многочисленная родня Шаульских – Анохиных, но и соседи, знакомые – вообщем вся Слободка. Слободчане умеют накрывать стол, пусть даже на последние деньги, но обязательно от души. И, конечно же, украшением свадьбы была гармошка – под неё и пели, и танцевали, и частушки выкрикивали, и по улице ходили, и родителей обливали…

Но по законам жанра после белой полосы в судьбе обязательно должна наступить чёрная. Через полгода, в мае 1948 года, сильный шторм полностью размыл дом Шаульских, а Нина уже ждала ребёнка. Без своего жилья остались и их соседи по ул. Набережной. Всем подтопленцам выделили участок земли для застройки в Колонии, на 10 линии (ул. Герцена). Всё, что смогли, за-брали из размытого дома, собирали по улицам в повозку кирпичи с обгоревших домов, взяли ссуду на 10 лет, так и построили дом.

Забегая вперед, скажу, что позже, когда Нина выйдет на работу и станет работать на «Дормаше», она в течение 10 лет ежемесячно будет платить по 100 руб., фактически отдавая всю зарплату.

Жили молодые с родителями мужа Ксенией Анисимовной и Степаном Петровичем очень дружно. Свекровь, ещё в то время, когда мужчины ушли на фронт, была бригадиром женской рыболовецкой бригады. За успехи в труде её портрет даже помещали на обложку журнала «Работница». 19 лет Нина Петровна и Николай Степанович жили в этом доме. Свекровь как к дочери относилась к Нине – помогала воспитывать детей, всю основную работу по дому брала на себя. Даже своё единственное выходное платье перешила Нине.

Я думаю сейчас о том, много ли можно привести примеров, когда человек, достигнувший больших карьерных успехов, а Николай Степанович за это время был и секретарем горкома комсомола, и парторгом треста «Бердянскстрой», на протяжении почти двух десятков лет с семьёй, с детьми будет жить в доме из обгоревшего кирпича? И тогда, и позже Николай Шаульский был напрочь лишён хапательного рефлекса, никогда не занимался отгребанием в свою сторону и свою пользу, в отличие от многих современных чиновников. В жизни не бывает черновиков – всё делается немедленно и насовсем. Тем выше должна быть ответственность за каждый поступок. Не совершать ничего такого, за что позже придётся выпрашивать прощение у случайных людей – таково было его твёрдое убеждение. Никто не может заставить человека подличать, если он сам не решится, если сам он себя не оправдает. Не случайно столько добрых и незаурядных людей пришло от нас в мир вопреки всему.

Нина и Николай работали, учились. Она – на различных рабфаках получала образование, Николай Степанович сначала окончил Одесскую юридическую школу, а потом и Запорожский машиностроительный институт. Со своими друзьями по жизни – главным инженером завода «Дормаш» Павлом Михайловичем Эсманом и заместителем председателя исполкома Александром Васильевичем Мериленко готовили контрольные, курсовые, дипломные работы, ездили на учебные сессии.

20 лет жизни связывают Нину Петровну с заводом «Дормаш», где она проработала нарядчицей в кузнечном цеху, в ЖЭКе завода, диспетчером в производственном отделе. Позже на протяжении 12 лет работала она заместителем заведующей в городском загсе. Но самое главное – она всю жизнь достойно выполняла предназначенную ей миссию – была женой Николая Степановича Шаульского. Скромная, уравновешенная, порядочная, Нина Петровна полностью растворилась в своём муже, была ему опорой во всём, и в том, что он состоялся и реализовал себя, была и её огромная заслуга. Она и в мыслях не держала, чтобы купить себе роскошную шубу или дорогое украшение. Не вещные, а вечные ценности были для неё приоритетными. Вокруг любви столько труда! Сохранить чувства, сберечь семью, как это не просто. Если же не хочешь понять другого или гордыня голову поднимает, ничего хорошего не получится. А то, что тебе дано, надо беречь и оправдывать. А иначе Бог подумает: «Раз ты этим не дорожишь, отдам тому, кому нужнее». Это всегда хорошо понимали и Нина Петровна, и Николай Степанович.

Почти 20 лет Николай Степанович стоял во главе города – 3 года был в должности председателя горисполкома, 16 лет – первым секретарём горкома партии. Благодаря его усилиям город приобрёл современный архитектурный облик, стал популярным курортом, а для этого ему часто надо было принимать единоличные решения. И Николай Степанович умел это делать. Во всех хороших делах он старался находить единомышленников и помощников; подбирать, растить и воспитывать творчески работающих руководителей. Думаю, о его огромном вкладе в развитие Бердянска ещё подробно напишут историки и учёные, так как многогранность этого самородка требует детального исследования.

Непросто быть первым лицом города, и Николай Степанович всегда это отлично понимал – он дорожил своим достоинством, не напускал на себя показного величия, старался свои дела и поступки проверять высшим судом, который нам дан, судом собственной совести, был доступным простым людям. С улыбкой говорил: «Пока дойду до работы, по дороге человек 20 приму». Гордился тем, что смело ходил по городу, не боясь, что кто-то подойдет и скажет, что он у кого-то что-то взял.

При нём за короткий срок произошли заметные изменения в Бердянском мор-ском порту, который он возглавлял с 1977 года по 1985 год – оборудовались причалы, внедрялась механизированная обработка грузов, увеличивалась пропускная способность, были построены морской вокзал и база отдыха «Моряк».

Поражала масштабность этого человека. Деловитость, порядочность, умение любое дело доводить до конца создали Николаю Степановичу авторитет настоящего руководителя, подкреплённый орденами Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта».

Я думаю о том, как нам сегодня не хватает Николая Степановича с его мудростью, взвешенностью, совестливостью, как нам не хватает таких руководителей во всех ветвях и на всех уровнях власти; руководителей, которые в первую очередь пеклись бы о народном благе и только во-вторую – о своём кровном. Сегодня же, к великому сожалению, происходит всё наоборот. Таков вот порог совести. Сохранить достоинство в изменяющихся обстоятельствах действительно не так просто. Во все времена понятие о чести решается на уровне каждой отдельной души.

Я пишу эту статью, когда на улице, в обществе очень неспокойно, когда отдельные лидеры, борясь за власть, стравливают людей, руководят погромами и разрушением исторических памятников. Но если у времени есть уроки, то один из главнейших в том, что ненависть надо останавливать вовремя.

Молюсь, чтобы даже в сегодняшних кризисных условиях стыковочные швы не были утеряны.

… Авторитет в семье Николая Степановича был высоким. Своих дочерей Надежду и Галину он очень любил, жалел, но в то же время, не повышая голос, умел быть требовательным. Девочки, беря пример с родителей, никогда не выделялись в школе одеждой, вели себя всегда скромно, хорошо учились и старались ни в чём не подвести папу, который находил время и для родительских собраний, и для их выпускных вечеров. Старшая дочь Надежда состоялась как хороший, профессиональный врач; младшая Галина, окончив Киевский институт народного хозяйства, работала экономистом.

Семейные ценности были приоритетными для Николая Степановича. Он любил свою многочисленную родню, по-слободски старался всегда накормить, угостить пришедших в дом. Любил с женой путешествовать, со своим другом Николаем Михайловичем Онищенко проехал по фронтовым дорогам, поклонился памяти погибших товарищей.

А когда уже вышел на пенсию, то в числе первых вступил в клуб огородников-садоводов, очень любил свой дачный участок, постоянно копался на нём, что-то высаживал. Со всех поездок привозил редкие растения, не-обыкновенную клубнику, редкие сорта винограда…

… На долю Нины Петровны выпало пережить ранний уход мужа и вот уже 18 лет жить без него. Несмотря на почтенный возраст, она сохраняет ясный ум, твёрдую память и присущий ей врождённый тонкий юмор. Только вот зрение подводит, возрастные изменения не дают ей возможности ходить по улице самой, но она окружена вниманием и заботой своих родных, близких людей. Почти каждый день, гуляя на набережной, она подходит к бюсту Николая Степановича, поправляет цветы и подолгу молчит. О чём мысленно рассказывает мужу Нина Петровна? Наверное, о том, что ей очень не хватает его, что время бежит и их внуки уже совсем взрослые. Наталья стала переводчиком, Станислав работает в сфере рыбодобычи, Андрей и Оксана, окончив Киевский институт народного хозяйства, стали банковскими работниками. А самое главное – все они хорошие, порядочные люди. Пятеро правнуков родились уже после ухода Николая Степановича. В этих малышах продолжается их любовь.

Нина Петровна старается находить в себе силы, чтобы, несмотря на возраст, жить полноценной жизнью, быть нужной своим детям, бердянцам, беречь и сохранять светлую и благодарную память о своём легендарном муже.

 Анжела Олешко

 

Впадимир 29 май 2017 в 19:51 # Ответить
Анжела,спасибо Вам за Повесть о Настоящем Человеке-Шаульском Николае Степановиче!

ОтменитьДобавить комментарий

Реклама