головна » статті

Жить ради будущего

24.10.2019

Знакомьтесь

Алла Ивановна Иванова – коренная бердянка, педагог по призванию. Педагогическая деятельность началась с работы учителем-лаборантом в школе № 20, затем трудилась учителем пения, пионервожатой,  библиотекарем. Все это было связано с детьми, поэтому учеба в БГПИ на факультете начальных классов стала естественным продолжением жизненного пути.

54 года трудового стажа, 37 лет из них Алла Иванова отдала родной десятой школе, 13 лет работала завучем.

Учитель-методист, Отличник народного образования, мама двоих сыновей, бабушка, прабабушка – заслуженные звания Аллы Ивановой.

Бердянские корни

– Алла Ивановна, наш разговор происходит накануне Вашего юбилея. Поэтому естественный первый вопрос: где Ваши корни?

– Так судьба распорядилась, что я коренная бердянка. Родилась я 29 октября 1939 года в нашем чудесном приморском городе.

Отца не помню, он ушел на фронт и не вернулся. Мама была исключительной женщиной, труженицей. Сорок лет проработала на Первомайском заводе в кузнечно-прессовом цеху. В девять лет, когда ее родители умерли, она осталась сиротой. Ее забрали в наймы в Бердянск. Когда подросла, стала работать на курорте, где сейчас отель Баранова. Затем, чтобы получить квартиру, перешла на Первомайский завод.

До войны мы жили на улице Мазина, ныне Морской, на месте Дома связи. У мамы нас было трое – старший брат Костик, 1934 года рождения, младший брат, 1942 года рождения, и я.

Оба брата позже окончили школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ), работали на Первомайском заводе. Старший был музыкантом в клубе металлистов, позже Дом культуры имени Калинина, ныне Центр культуры и досуга «Софит». Младший брат трагически погиб, угорев от чада. 

 Об оккупации

– Если речь зашла о войне, хотелось бы услышать ваше мнение об оккупации города. Конечно, это будут не личные воспоминания, учитывая возраст трех- четырехлетнего ребенка, но ведь были рассказы старших – мамы, брата, соседей и т. д. Почему я спрашиваю об этом периоде? В последнее время доморощенные историки и иже с ними в угоду нынешней конъюнктуре дают свои трактовки, в том числе и в соцсетях, событий того времени. В свое время они самозабвенно конспектировали первоисточники классиков марксизма-ленинизма, чтобы получить зачет и хорошую оценку на экзамене, затем диплом. Теперь эти «штирлицы» тоталитарного коммунистического режима договорились до того, что никаких расстрелов мирного населения оккупантами не было, при отступлении не фашисты сожгли город, а его разбомбила советская авиация... Что Вы можете сказать по этому поводу?

– Как после войны мне рассказывали старшие, когда 7 октября оккупанты шли с горы в центральную часть города, они убивали всех, кто попадался на их пути, даже заходили во дворы. Дворы тогда были длинные, на несколько квартир, у нас было шесть или семь. Наша квартира была в конце двора. Мы с несколькими соседями чудом спаслись в подвале. Мама рассказывала, как прижимала меня к груди, чтобы я не заплакала и не обнаружила схоронившихся. Многих наших соседей тогда убили нацисты.

С первых дней оккупации продолжались расстрелы мирных горожан, больше всего – в Мерликовой балке. Только в один день, 19 октября 1941 года, расстреляли порядка 800 горожан. На прошлой неделе там на братской могиле была установлена мемориальная табличка в честь невинно погибших евреев, которых было большинство из принявших мученическую смерть.

Было и предательство разного рода отщепенцев, в том числе и дизертиров. Сдавали евреев, активистов, да просто случайных людей, чтобы вселиться в их квартиру.

Кроме расстрелов, оккупационные власти выселяли горожан из их жилья. Нам пришлось уехать в село Лозановку Приморского района. Два года жили впроголодь, в постоянном страхе.

Что касается бомбардировки города перед освобождением, такого не было (все-таки несколько авиабомб было сброшено на город, некоторые не разорвались. Одна из них, 250-килограммовая, пролежала под жилым домом на улице Итальянской и 11 апреля 1984 года  была взорвана на месте – прим. автора).

А вот отступая, оккупанты практически полностью сожгли город.

 Детство и юность

– После войны, наверное, жизнь была легче?

– Послевоенные воспоминания у меня уже личные, не по рассказам старших. Помню обугленные руины на городских улицах, особенно запомнился остов хлебокомбината на месте нынешнего «Кристалла», возможно, потому, что это связано с хлебом. Мы по очереди, мама или я с братом, затемно занимали очередь в магазин, чтобы купить хлеба. Бывало, взрослые мужики утром выбрасывали нас, малолеток, из очереди и мы оставались без хлеба, было обидно до слез. В таких случаях мама, отработав на заводе, ходила по людям и зарабатывала хлебушек своим трудом – кому-то побелит или еще что-то сделает. Из нехитрого лакомства было намазать на хлеб бекмес из кукурузной крупы, которую сами мололи.

Бывало, бердянцы боролись с голодом азовской рыбой. Случалось, что некоторые наедались сырой тюльки и от этого умирали.

Вспоминается парашютная вышка на Приморской площади, старый рынок с его рыбными рядами, мясными лавками. Но все же те годы были трудными.

Когда позже отошли от военного лихолетья, стало полегче. Мама зарабатывала на заводе. Помню, купит большую красную рыбу и нам ее надолго хватало.

Училась я в знаменитой железнодорожной 80-й школе, в районе нынешнего водоканала. Директором школы была Глафира Ильинична Ешмекова, а Мария Семеновна Сердюк – завучем. После окончания семилетки нас перевели в другие школы, меня и еще десяток моих одноклассников – в пятую школу, которая ютилась в неказистых помещениях. Это уже в середине 1960-х годов построили новое красивое здание. Училась я при директоре С.Г.Короленко, а аттестат о среднем образовании мне вручал Василий Андреевич Семыкин. 

 На рабочую стезю

Жизнь семьи налаживалась. От Первомайского завода получили квартиру на улице Горького.

В 1957 году, окончив школу, пошла на завод «Азовкабель» фильерщицей (снимок внизу). Появились свои деньги, можно было одеться. Через три года вышла замуж. Окончила бухгалтерские курсы и работала в собезе старшим счетоводом с перспективой стать инспектором.

Но муж настоял, чтобы пошла в наш педагогический институт на факультет подготовки учителей начальных классов и пения. Это было после рождения старшего сына. Я и пела, и танцевала, и работала в пионерском лагере «Чайка» кабельного завода.

После окончания пединститута меня забрали в двадцатую школу, где вела начальные классы и пение, не отказывалась от замены других предметов. По рекомендации директора школы Евгении Дмитриевны Настенко меня взял на освободившееся место учителя первого класса директор первой школы Василий Алексеевич Поплавский. Кстати, затем нас судьба свела и в десятой школе.

В десятую школу перешла по приглашению директора Людмилы Григорьевны Хиоры и по настоянию мужа, чтобы быть ближе к дому. К тому времени у нас родился второй сын. В этой школе я работала до пенсии, там стала Отличником образования, завучем, затем возглавила школьный совет ветеранов-просвещенцев. Всего в этой школе проработала 37 лет.

– А как Вам новая украинская школа?

– Конечно, я интересуюсь новациями. Но не воспринимаю, что вся атрибутика в игровом профиле – игрушки, безделушки, а сама их методика значительно отличается от нашей. Сейчас – игровые моменты, у нас же приоритет был учебе. Мне это не совсем нравится. Но подожду, когда правнук Максимка пойдет в первый класс, и тогда более пристально посмотрю на новации.

– Кто из Ваших коллег-педагогов, вообще земляков, больше всего запомнился?

– Мне очень помогли в работе опытные педагоги Заслуженные учителя Украины Валентина Анастасьевна Беленченко и Альбина Алексеевна Бархонова, Заслуженный работник образования Украины Альберт Михайлович Руднев, Зинаида Васильевна Беспалова, Валентин Николаевич Дорофеев и многие другие. Помогают в ветеранской работе депутаты городского совета Владимир Петрович Безверхий и Галина Степановна Северина, возглавляющая городской совет ветеранов Людмила Петровна Филатова, журналисты Валентина Николаевна Прядченко, Валерия Валерьевна Буханова, ваши «південнозорянці».

Опора – семья

– Расскажите о своей семье, близких.

– Силы, энергию, вдохновение на семью, работу, общественную деятельность я всегда черпала от моих родных.

Муж Анатолий Николаевич Иванов был моей опорой во всех делах. Он был прекрасным музыкантом, работал в городских школах № 6, 10, 18, 20, преподавал в детской музыкальной школе. Руководил духовыми оркестрами, обучал игре на баяне.

Старший сын Сергей, ему 57-й год, работает в сороковом деткомбинате, что возле третьей школы. Он окончил медучилище, служил на флоте, был участником сороковой антарктической экспедиции. И сейчас мастер на все руки. Хороший семьянин.

Младший сын Славик – инвалид, живет со мной.

Горжусь своей внучкой Викторией. В Бердянске она училась в десятой школе, окончила третью и детскую музыкальную. С увлечением занималась на станции юных натуралистов. Затем окончила знаменитый Киевский университет культуры, где поющий ректор Михаил Поплавский, обучалась на факультете «Музейное дело».

После окончания университета работала в музее Киево-Печерской лавры. В связи с замужеством приехала в Бердянск. Еще во время учебы девушка проходила практику в художественном музее им. И.И.Бродского и тогда понравилась директору Марине Николаевне Бучакчийской. И сейчас работает в этом музее. Зная досконально английский язык, проводит экскурсии и для иностранцев.

Виктор МИХАЙЛИЧЕНКО


Пятиклассница Алла с мамой Александрой Пантелеевной.

 

Алла Ивановна проводит урок. 1981 год.

 

Муж Анатолий Николаевич. 1989 г.

 

Алла Ивановна с внучкой Викторией. 1994 год.


ОтменитьДобавить комментарий

Реклама